Соседи (news.tts.lt)Драма большого спорта: Е. Шуклин лишился олимпийской медали через 7 лет

Дата публикации: 28-06-2019, 15:58 Просмотрено: 778

Драма большого спорта: Е. Шуклин лишился олимпийской медали через 7 лет

Это поистине драматическая история: 33-летний висагинец Евгений Шуклин, отдавший 20 лет жизни спортивной карьере, достигший олимпийских высот и оставивший 3 года назад большой спорт, лишился серебряной олимпийской медали, спустя 7 лет после ее завоевания на лондонской Олимпиаде-2012.

Путь к победам

Новые технологии допинг-контроля в феврале этого года выявили, что в 2012 году в организме Е. Шуклина находились следы запрещенного препарата.

Сам спортсмен отрицает применение допинга, допуская лишь 1 процент случайного попадания в организм тех веществ, которые перечеркнули его олимпийское достижение.

Многие жители Литвы верят Шуклину: для них он по-прежнему остается героем спорта, несмотря на выводы WADA (Всемирного антидопингового агентства). Висагинцы не могут не верить Жене – так его многие называют, зная, каким упорным трудом он шел к своим победам.

10-летним мальчишкой Шуклин пришел на гребную базу, которая размещалась в вагончиках, оставшихся со времен строительства города. Никаких тебе залов, душевых – «удобства» во дворе и ржавые штанги для физподготовки.

Когда он завоевал свое олимпийское «серебро», журналисты, приезжавшие для интервью в Висагинас, поражались убогости базы, на которой вырос трехкратный чемпион Европы, четырехкратный бронзовый призер чемпионатов мира, многократный завоеватель Кубка мира, чемпион студенческих олимпиад, дважды золотой призер Универсиады в Казани.

Будущий олимпиец тренировался летом на озере Висагинас, зимой – на озере Друкшяй, где во времена еще работавшей Игналинской АЭС часть акватории оставалась незамерзающей от теплых вод сбросного канала.

Такой была гребная база, с которой Е. Шуклин брал лодку и отправлялся на Друкшяй. (Фото Mapio.net)

Федерация гребли не спешила предоставить Евгению условия для тренировок в теплых странах, даже когда он уже радовал Литву своими громкими победами.

В 2003 году, когда Шуклин уже завоевал свою первую золотую медаль на юношеском чемпионате мира, в январе он едва не утонул на Друкшяе. Вот как он сам рассказывал об этом в интервью автору этих строк после Лондонской олимпиады.

- Пока работала ИАЭС, мы тренировались зимой на оз. Друкшяй. От воды, конечно, шло тепло, но если мороз минус 20, то это и есть минус 20. На шапке, на носу, на подбородке – сосульки, руки всегда обморожены: в перчатках плыть нельзя – рука должна чувствовать весло.

Тренировались, потом отдыхали в машине тренера Василия Сухорукова и снова – на воду. Ездить дважды в день дорого – 15 км туда и 15 обратно.

В тот день, когда мы оказались в воде, приехали на Друкшяй – а там ветер. Но не возвращаться же назад. Поплыли мы втроем.

И тут поднялась метель, а со стороны Белоруссии пошли метровые волны. Один из нас зачерпнул в лодку воды и выпал из нее. Мы хотели ему помочь и в результате тоже оказались в воде. Я еще пытался не упустить новую лодку и весло, но, почувствовав, как меня вместе с ними тянет в сторону Белоруссии, отпустил их. На мне было надето пять кофт, плыть было тяжело.

- На вас были спасательные жилеты? И как далеко вы были от берега?

- Жилетов на нас не было. Расстояния до берега мы не знали, видимость была метров 10, и мы вообще не понимали, правильно ли плывем. Наконец двое нас добрались до берега, упали на снег. Смотрим, а наш товарищ уже уходит под воду. Мы к нему. Подплыли, а он говорит: «Все, у меня уже больше нет сил бороться».

Вытащили его. Упали все трое на снег и, видимо, от пережитого нервного напряжения вдруг стали смеяться. Потом пошли к машине тренера, а она была в двух километрах. Сугробы – метровые, ползли по ним, разгребая снег руками. Тренер был в шоке, увидев нас с той стороны, откуда не ждал. Потом нас, насквозь промерзших на морозе, сразу повезли в баню. Никто не заболел. Этот случай нас очень сплотил, мы крепко дружим до сих пор. Никто не забыл тот день.

(Отрывок из интервью, опубликованного автором в 2012 г. в газете «Sugardas» и на портале 15min.lt).

Лидер во всем

Вернувшись с Лондонской олимпиады, Евгений был так тронут теплым приемом – ночью его вышел встречать весь город - что решил остаться в родном городе и сделать что-нибудь для его жителей.

За 7 лет он создал Олимпийский клуб Евгения Шуклина, увлек весь город гонками на лодках-драконах, в которые вложил немало личных средств, и популяризировал этот спорт во всей Литве, создав Литовскую федерацию лодок дракон.

Международные гонки на драконах с белорусской командой.

В честь своего погибшего друга он устраивает ежегодный международный боксерский турнир памяти Ивана Плохотнюка; вместе с другом Иваном Хоменко открыл в Висагинасе пиццерию и ресторан; организует множество спортивных мероприятий – различных забегов в поддержку того или иного начинания и каждое 1 января в 12 часов дает старт новогодней пробежке.

И еще такая «мелочь»: вместе с товарищем на собственные средства изготовил прилавки для уличной торговли – чтобы бабушки комфортно торговали продукцией с дачных участков и лесными дарами. Впрочем, всех его дел не перечислишь.

Евгений стал политиком и настоящим лидером висагинской молодежи – уже вторую каденцию его непартийное объединение «Висагинас – это мы» добивается хороших результатов на выборах в Висагинский совет самоуправления. В эту каденцию они получили 6 (из 25) мест в Совете.

Е. Шуклин на заседании Висагинского совета

Можно, конечно, шутить: «Включи утюг, и там Шуклин», но благодаря его лидерским качествам в городе стала видна молодежь, жизнь которой прежде не проявлялась столь ярко, как теперь.

И вот как гром среди ясного неба грянуло известие: сделаны повторные исследования анализов Шуклина после Олимпиады-2012, в которых обнаружен допинг.

Известия из Лозанны

История началась как-то мутно: в феврале Евгений получил письмо из Лозанны на имя Евгении Далузян. Это фамилия армянской тяжелоатлетки, уже дисквалифицированной за применение допинга, хотя персональные данные Шуклина были указаны правильно.

В этом письме и сообщалось, что при вскрытии пробы «А» обнаружен допинг. Шуклин сам попросил вскрыть образец «В», что и было сделано. Проба «В», как и проба «А» оказалась положительной, после чего, в июне этого года, МОК принял решение о лишении Евгения Шуклина серебряной медали.

Судьба спортсмена – в этих двух баночках. фото Delfi.lt

«Раньше две пробы брались для того, чтобы при обнаружении допинга в пробе «А», можно было бы проверить пробу «В» в другой лаборатории. Сейчас же поменяли правила: обе пробы проверяются в одной и той же лаборатории, - пояснил Е. Шуклин. - Поэтому нельзя было надеяться, что при вскрытии образца «В» будет получен другой результат. Мне предложили прибыть на вскрытие образца «В», но я не видел смысла в своем присутствии - нашел в Литве специалиста, который мог бы посмотреть, как проводится проверка. Мне это стоило 3000 евро.

Это были выброшенные деньги: приехавший специалист смог только посмотреть через стекло за 10 метров на людей в белых халатах, которые проводили какие-то манипуляции, а потом попросили его расписаться в том, что он участвовал».

На все вопросы Шуклина к WADA, в том числе и на тот, почему его проба была привязана к фамилии Далузян, ему лишь ответили: «Все было сделано правильно» и посоветовали обращаться в Спортивный арбитражный суд.

«Белорусские гребцы, которые имели подобный опыт защиты спортсменов в этом суде, сказали мне: «Если у вас нет 150 тысяч евро, то не портите себе нервы». Одно лишь заседание арбитражного суда стоит 30 тысяч евро, плюс юридические услуги, дорога, услуги специалиста, который знает, как проводится исследование образцов на допинг. Такого специалиста нашли в Канаде, его гонорар – 50 тысяч евро», - рассказал Евгений.

«Я никогда не употреблял допинг»

«Искренне, глядя всем в глаза, могу сказать, что никогда не использовал запрещенных препаратов. «Победа любой ценой» - это точно не про меня. Главная моя амбиция состояла в том, чтобы доказать самому себе, чего я могу добиться, поэтому использование запрещенных препаратов для меня неприемлемо.

Для меня очень важно знать: был ли запрещенный препарат в моем организме – неважно, как он туда попал: с пищей или кто-то подсыпал. Я даю только 1 процент тому, что он мог туда попасть, хотя соблюдал все меры предосторожности.

Если открыл бутылочку воды, то второй раз из нее не пьешь – могут что-нибудь подсыпать. Два месяца перед Олимпиадой я не ел говядину, потому что в ней могли бы находится стероидные препараты. Если горло заболело, то ни одну брызгалку не используешь, т.к. везде могут быть следы запрещенного препарата.

Но от всего не застрахуешься, поэтому 1 процент я даю на то, что запрещенный препарат мог попасть в мой организм. И если это так, то верну медаль, потому что для меня не имеет цены результат, который был достигнут нечестно.

И когда начинают пугать этим, то я говорю: не в медалях дело, не в премиях - буду работать и заработаю, но у меня заберут дело моей жизни, которому я отдал 20 лет, и все то, чего я добился честно», - сказал Е. Шуклин.

Поможет ли государство?

Евгений намерен обратиться в правительство и к президенту после того, как получит все официальные документы из Дисциплинарной комиссии МОК, но на помощь особо не рассчитывает.

«Предварительно пообщавшись с чиновниками от спорта, понимаю, каким будет ответ. Все должно быть обусловлено законом, а я теперь не являюсь спортсменом, за которого должна бороться страна – ведь теперь я не имею никакого отношения к сборной.

После 20 лет карьеры, когда я отдавал силы, здоровье, отстаивал честь страны, все мои победы приписывали государству, мне говорят: «Не можем ничем помочь, потому что ты не член сборной и не кандидат на следующую Олимпиаду». И с этой проблемой ты остаешься один на один».

Шуклин не был спортсменом-звездой одного дня, показавшим один раз впечатляющий результат и погаснувшим. В 16 лет он стал призером европейского юниорского чемпионата, в 2003 г. выиграл Чемпионат мира среди юношей, и с того времени уже не было ни одного года, чтобы он не зарабатывал медали на международной арене.

Его заслуги перед Литвой были отмечены правительственными и президентскими наградами – орденами «Рыцарский Крест», орденом Командорский крест «За заслуги перед Литвой», Кубком президента и другими.

Теперь государство, которое он прославлял, может потребовать вернуть 58 тысяч евро премии за серебряную олимпийскую медаль, автомобиль BMW, а может быть, и пенсию, которую он получал (и еще получает) в течение 7 лет (1200-1400 евро).

Если все эти требования будут выдвинуты, то сумма по возврату «подарков» может достичь 100 тысяч евро.

«Медаль – это железка. Меня лишают части моей жизни»

«Медаль – это железка, я ее отдам. И буду рад, что она достанется испанцу, занявшему 4-е место. Мы с ним хорошо знакомы, и я ему уже позвонил: «Рад, что именно ты получишь медаль». Отдам и долги – возьму кредит в банке и будут отдавать его 20 лет.

Но меня лишают части моей жизни. Все мои победы на международных чемпионатах Европы и мира перечеркнуты.

Надо жить дальше и делать выводы. Я всю жизнь был спортсменом и остаюсь им. Из профессионального спортсмена невозможно спортсмена вытравить – даже такими методами.

Е. Шуклин: «Говорят, чтобы подняться еще выше, надо упасть. Посмотрим, как работает эта поговорка».

Не зря говорят: сильным людям – сильные испытания. Это тот случай. Если я это переживу, то вряд ли кто-то меня сможет сломать в других ситуациях.

Во всем надо видеть плюсы.

Но переживаю я вот за что. Три года я ездил по школам Литвы и рассказывал детям, как с 16 лет я определил для себя цель – стать призером Олимпийских игр, и как я 20 лет работал, чтобы достичь этой цели.

И я говорил им, что добьюсь этого честно, без каких-либо допинг-препаратов. И когда тебя в этом обвиняют, я думаю, что дети могут разочароваться в спорте и в людях. Это для меня – больной вопрос.

Я ведь искренне детям рассказывал и верил, что спорт – честный.

Сейчас я усомнился в спортивной системе и в том, как работает WADA. Это закрытый мир, тебя в него не допускают, и ты понимаешь, что не в силах бороться и доказать свою правоту.

Но я верю, что справедливость в мире есть, все должно всплыть, и те, кто к этому причастны, будут наказаны.

Я не разлюблю спорт, но к профессиональному спорту свое отношение поменяю. Не все, как я, смогут так пережить это, и советовать детям идти в профессиональный спорт я не буду.

Говорят, чтобы подняться еще выше, надо упасть. Посмотрим, как работает эта поговорка», - с улыбкой завершил свою исповедь Евгений Шуклин.

Инна Негода,
news.tts.lt

Самое интересное на news.tts.lt на этой неделе:

Комментарии (0)

Добавление комментариев:

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
$(document).ready(function(){ // agreement.disable_popup = true; agreement.init('UA-125958855-1'); });