Общество / ИсторияПочти детектив: кто лежит под надгробием в Темном саду?

Дата публикации: 4-10-2019, 10:18 Просмотрено: 587

Около месяца назад Нарвское общество защитников старины в очередной раз обратилось в Нарвскую горуправу с предложением убрать из Темного сада надгробие погибшим в 1918 году при штурме Нарвы бойцам 2-го Вильяндиского коммунистического полка, поскольку в действительности там никто не похоронен. Однако исследование, проведенное краеведом Ильей Давыдовым, позволило взглянуть на этот вопрос в свете новых данных.

Почти детектив: кто лежит  под надгробием в Темном саду?
После реновации Темного сада рядом с надгробной плитой под которой, как гласит надпись, покоится прах погибших при штурме Нарвы красноармейцев, появится концертная эстрада. Фото: Ирина Токарева

Свой доклад краевед сделал на состоявшейся 24 сентября в Нарвском музее ежегодной научной конференции, а результаты его исследования были опубликованы в сборниках статей музея за 2018 и 2019 гг. Стоит отметить сразу, работа Давыдова была высоко оценена участниками конференции и заставила задуматься даже тех, кто долгие годы был уверен: надгробный монумент в Темном саду - фиктивный.

Идея обсуждалась десять лет

«Моей целью ни в коем случае не является полемика с защитниками старины. Целью было понять, что и как произошло, сначала в 1918-1919 годах, а затем в 1950-1960-х», - подчеркнул краевед в начале нашей беседы. Главной трудностью в его исследовании стало отсутствие документов, которые прямо подтверждали бы наличие останков под надгробием в Темном саду.

В первом сражении Освободительной войны 28 ноября 1918 года под Нарвой погибло 83 бойца Вильяндиского коммунистического стрелкового полка. 3 декабря они были похоронены на концертной площадке Темного сада. После занятия Нарвы эстонскими национальными частями, в конце февраля - начале марта 1919 года, останки красноармейцев были выкопаны и свезены в ров на окраине эстонского кладбища в Сийвертси. По словам Давыдова, анализ списков и показаний участников тех давних событий выявил, что сами участники не знали точного числа погибших на поле боя в Йоала, а известное число 83 являлось условным. Действительное число погибших и похороненных сильно отличалось в разных списках - от 56 до 115 человек. По мнению Давыдова, число 115 является наиболее правдоподобным.

В 1950-1960-х гг. еще были живы участники боя и очевидцы, которые стали инициаторами идеи увековечения памяти погибших. Обсуждение вопроса происходило в партийных и исполнительных органах власти городского, республиканского и даже союзного уровня в течение десяти лет. Документы, осевшие в архивах в ходе этого длительного бюрократического процесса и стали основой для исследования Давыдова. Вариантов установки памятника было три: на Йоальском поле, на кладбище в Сийвертси и в Темном саду.

В ноябре 1957 г. ЦК Компартии Эстонии распорядился соорудить обелиск в Нарве, и тогда же в ноябре на Йоальском поле был открыт памятный камень, гласивший, что скоро там будет установлен памятник в честь 83-х погибших бойцов Второго Вильяндиского коммунистического полка. Курировать разработку и финансирование проекта было поручено Совету министров ЭССР. Однако в декабре 1961 года разработка проекта была заморожена. Делались попытки реанимировать проект, например, предлагалось перенести туда прах красноармейцев с кладбища Сийвертси. Но эти идеи остались на бумаге, а камень продолжил стоять, как напоминание о нереализованном проекте. В 2007 году его переместили в Нарвский замок, где он сейчас и находится - рядом с Ильичом.

Метаморфоза памятника

Инициаторами установки монумента на братской могиле красноармейцев в Сийвертси в 1958 г. стали местные пенсионеры - очевидцы перезахоронения красноармейцев в 1919 году и участник того боя Адольф Кампус. Спустя четыре года, после бесконечных запросов в горком и исполком, проволочек и обещаний чиновников, даже жалоб на бездействие местных властей в республиканские органы власти пенсионеры добились того, что на братской могиле красноармейцев был возведен монумент.

Но он так и остался безымянным: на плиту с именами погибших у властей денег не нашлось. С весны-лета 1965 г. он фигурировал в документах как памятник «жертвам белого террора», а во второй половине 1960-х памятник и братская могила и вовсе были исключены из государственного регистра памятников в связи с перезахоронением останков в Темный сад.

Краевед Илья Давыдов, с успехом выступивший на конференции в Нарвском музее, считает, что работу в архивах надо продолжать. Фото: Ирина Токарева

Долгое время памятник пребывал в запущенном состоянии, пока в первой половине 1990-х не был отремонтирован энтузиастами и открыт заново, на сей раз уже как памятник воинам Северо-Западной армии, погибшим в конце 1919 - начале 1920 года от тифозного мора. «Такая вот ирония судьбы: бывшие непримиримые враги обрели вечный покой в соседних могилах на окраине эстонского кладбища, да еще и памятник у них - общий на всех», - рассказывает Давыдов.

Письмо в Москву

В конце 1961 года ветеранам стало ясно, что варианты памятника на Йоальском поле и в Сийвертси не будут реализованы, по меньшей мере, при их жизни. Для ускорения вялотекущей работы местного бюрократического аппарата один из участников того боя, тогда видный партийный и общественный деятель Карл Кангер написал письмо напрямую в Москву, в Бюро ЦК КПСС.

Уже в начале февраля 1962 г. последовало распоряжение ЦК Компартии Эстонии о перезахоронении останков 83 бойцов с кладбища в Сийвертси в Темный сад. «Обращает внимание тот факт, что решение высшего республиканского партийного органа о перезахоронении останков солдат не было ни изменено, ни отменено», - подчеркивает краевед. Финансировал перезахоронение останков из Сийвертси, разработку и установку монумента в Темном саду нарвский исполком.

Давыдов отмечает, что идея символического перезахоронения в Темном саду также обсуждалась, но в конце концов было решено остановиться на перезахоронении останков 83 красноармейцев. Это подтверждают документы, имеющиеся в ЦК КПЭ и Министерстве культуры ЭССР. Уже в ходе разработки проекта возник вопрос: считать монумент в Темном саду надгробным монументом павшим и похороненным там «вильяндисцам» или же монументом в память взятия Нарвы и всех тех частей, которые принимали участие в штурме.

Ветераны считали важным увековечить имена солдат именно их полка, но точных сведений о потерях полка у них не было. С другой стороны, не было никаких сведений о потерях других частей, принимавших участие в штурме Нарвы. В итоге было решено сделать дипломатичную надпись о том, что там покоятся останки бойцов Вильяндиского полка и других соединений, павших при штурме Нарвы.

«Вопрос, останки скольких солдат были перезахоронены в Темном саду в 1965 г. и как происходило само перезахоронение, нуждается в дальнейшем исследовании. Но уже имеющихся косвенных данных достаточно для того, чтобы с большой степенью вероятности утверждать, что действительное (не фиктивное!) перезахоронение произошло», - утверждает исследователь.

«Я просмотрел архивные фонды всех учреждений, которые прямо или косвенно могли заниматься этим вопросом и сейчас могу уверенно сказать, что прямых источников о перезахоронении в Темном саду в 1965 г.  в эстонских архивах не найти. В советское время перезахоронениями останков занимались военкоматы. Документы Нарвского военкомата сейчас находятся в архиве министерства обороны Российской Федерации, там и надо искать прямые подтверждения», - рассказал нашему изданию краевед.

«Тихая» церемония

Член общества защитников старины Яан Кауп, присутствовавший на конференции в музее, оценил работу Давыдова как добросовестную и заслуживающую внимания. «В качестве возражения могу сказать только одно: в 1965 году я уже жил в Нарве, работал на электростанциях, состоял в комсомоле. И ничего не слыхал о том перезахоронении в Темном саду, а ведь по советским традициям все это должно было происходить с большой помпой - с пионерами, комсомольцами, оркестром. В газете «Нарвский рабочий» об этом событии появилась лишь маленькая заметка без фотографий. Тогда-то и прошел в городе слух, что похоронили в Темном саду не останки солдат, а просто ящик с кладбищенской землей там закопали», - рассказал нашей газете Яан Кауп.

В свете новых данных защитник старины считает, что следовало бы поручить местным поисковикам или археологам исследовать место захоронения в Темном саду, чтобы выяснить наверняка, имеются ли там останки. «Конечно, в любом случае не стоит оставлять в центре города памятник солдатам, которые воевали против Эстонской республики. Если обнаружится, что там действительно есть останки, их следовало бы перезахоронить в Сийвертси и туда же переместить надгробную плиту», - считает Кауп.

Старший инспектор охраны памятников Нарвской горуправы Мадис Тудер, также участник конференции, напомнил, что город в свое время отказался от идеи переноса памятника - в свете новых фактов это решение представляется правильным. «Я считаю, что нужно продолжать изучать документальные свидетельства, пока все же рано говорить о необходимости каких-то археологических изысканий в районе памятника», - считает Туудер.

Но, хотя надгробие и останется на своем месте, рядом, после завершения реновации Темного сада, планируется появление концертной эстрады. Приемлемо ли такое соседство, особенно в глазах верующих людей? Директор Нарвского музея Иво Пости считает, что такие вещи - переносить ли памятники или оставлять их на месте, заказывать ли археологическую экспертизу или нет - важно решать всей местной общиной.

«Возможно, для нарвитян сейчас это вообще не первоочередной вопрос. Но если он действительно волнует многих людей - его надо обсуждать с разных сторон и находить решение сообща. Мы уже имеем печальный опыт того, чем может закончиться война с памятниками. С другой стороны, не исключено, что некоторые нарвитяне вообще забыли про этот монумент. Для них эта почти детективная история - хороший повод вспомнить историю города. И, конечно, это исследование - просто находка для гида по Нарве», - сказал нашему изданию директор музея.

Можно ли уже сейчас, в свете новых фактов, утверждать с уверенностью, что перезахоронение останков в Темный сад в 1965 году действительно состоялось? «Однозначно этого сказать нельзя. Косвенные доказательства потому и называются косвенными, что их можно истолковать по-разному», - подытожил Пости.

Ирина Токарева

Фото: Ирина Токарева

 

Комментарии (0)

Добавление комментариев:

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
$(document).ready(function(){ // agreement.disable_popup = true; agreement.init('UA-125958855-1'); });