Общество / СоседиОсобые дети в обычной школе. Готовы ли мы к этому?

Дата публикации: 27-02-2019, 17:11 Просмотрено: 1 381

Обычные дети и дети с особыми образовательными потребностями – в одной школе, в одном классе, на одних мероприятиях. Насколько наше общество готово к воплощению этих благих намерений в жизнь, если готово вообще, и есть ли в обществе потребность откровенно обсуждать проблемы, которые неизбежно возникают на этом пути?

В феврале нынешнего года исполнился год, как в Эстонии вступили в силу поправки к Закону об основной школе и гимназии, позволяющие местным самоуправлениям и школам реорганизовать учебную среду так, чтобы расширить возможности обучения в обычной школе детей с особыми образовательными потребностями.

Наша справка:

Начиная с 2018 года местным самоуправлениям и частным общеобразовательным школам Эстонии государство выделило свыше 23 млн евро с целью обеспечить лучшую поддержку учащимся с особыми образовательными потребностями. В ближайшие годы государство выделит еще 25 миллионов евро на улучшение условий школьной среды и приобретение необходимого учебного оборудования.

Больше возможностей

- Строго говоря, курс на инклюзивное образование, то есть такой подход, при котором ребенок с особыми потребностями не исключается из общества обычных детей, а наоборот, вовлекается в общую систему образования, в Эстонии был взят еще задолго до принятия поправок к закону - более десяти лет назад. Но после изменений в законе у школ и гимназий появилась масса возможностей это сделать, которые существенно подкреплены финансовой помощью со стороны государства, - поясняет глава службы образования Нарвской горуправы Лариса Дегель. – Сегодня в нарвских муниципальных школах учатся 162 ребенка (речь идет об учениках с 1-го по 9-й класс), которые нуждаются в более серьезной либо усиленной поддержке (в том числе и те, кто по состоянию здоровья находятся на домашнем обучении) и 168 детей, которым требуется специализированная поддержка. Это в общей сложности около 6% учащихся основной школы.

Но ученики со специальными потребностями есть и в гимназической ступени, уточняет Лариса Дегель.

Формы организации обучения детей с особыми потребностями сегодня могут быть самыми разными: малокомплектные классы, вспомогательные и уровневые группы по любым предметам, индивидуальная или сокращенная программа, дополнительные занятия…

- Мы также можем прикрепить к ребенку вспомогательного учителя, который находится вместе с ним в классе и работает в тандеме с учителем-предметником. Еще год назад мы даже представить себе такого не могли! – говорит Лариса Дегель. – Благодаря изменениям в законодательстве у директора школы появилась возможность самостоятельно формировать такие классы, какие он считает возможными и необходимыми. Так что теперь ребенку с особыми потребностями не надо переходить из школы в школу в поисках «спецкласса». Финансирование со стороны государства сейчас очень значительное. Благодаря ему все нарвские школы смогли создать комнаты для релаксации, где ребенок может отдохнуть, приобрести современные учебные и методические материалы, оборудовать на достойном уровне кабинеты специалистов (логопедов, психологов) и кабинеты по предметам. На это раньше хронически не хватало денег.

Отдельная тема – кадры

- Нарвские школы достаточно многочисленны по количеству учеников – как правило, от 500 человек и больше, поэтому практически в каждой из них есть свои психологи, логопеды, социальные педагоги. Школы поменьше теперь имеют возможность купить услуги специалистов со стороны в необходимом им объеме, - говорит Лариса Дегель.

После принятия поправок к закону специалисты поддержки — логопеды, психологи, социальные педагоги - стали получать зарплату как минимум на уровне заработной платы педагога (многие имеют и плюс 10% надбавки), таким образом с 1 января этого года она составила 1250 евро. Так что директора школ теперь не ломают голову над тем, как удержать нужных специалистов.

- На уровне города мы создали рабочую группу опорных специалистов и постоянно проводим обучение, например, посещаем семинары, изучаем опыт спецшкол Эстонии, знакомимся с новыми методиками и проч., - рассказывает Лариса Дегель. – Раньше мы не могли себе этого позволить из-за банальной причины - отсутствия средств.

Однако, по словам Ларисы Дегель, изменения в законе диктуют и новый подход к кадрам: специалисты поддержки обязаны соответствовать довольно высоким квалификационным требованиям. Например, теперь в школе должен работать не просто психолог, а именно школьный психолог.

- Мы столкнулись с тем, что специалистов, соответствующих этим конкретным квалификационным требованиям, у нас не хватает, - признает глава службы образования.

Особые дети в обычной школе. Готовы ли мы к этому?

По словам заместителя заведующей отделом культуры Нарвской горуправы по образованию Ларисы Дегель, около 6% учеников основного звена обучения в нарвских школах нуждаются в поддержке обучения — общей, специализированной или усиленной.

В помощниках у педагогов (и родителей) теперь есть опорные лица. Эти специалисты (обязательно с педагогическим образованием) не являются частью школьной системы; их деятельность регламентируют социальные службы. Опорное лицо может приводить подопечного ребенка в школу и забирать его оттуда, помогать ему передвигаться по школьному зданию, помогать дома выполнять учебные задания. Опорные лица могут присутствовать на уроках, если этого требует состояние ученика. Помощь их — для детей, родителей, учителей — трудно переоценить.

Когда поднимается тема инклюзивного образования, Лариса Дегель призывает обращать внимание на очень важный момент: в принципе у любого ребенка на том или ином этапе его обучения в школе может возникнуть необходимость в дополнительной поддержке – педагогической, психологической, социальной, логопедической. И школа обязана предоставить ее незамедлительно.

 

В профессиональной литературе под инклюзивным образованием в первую очередь подразумевают право человека на качественное образование. Европейское агентство по особым потребностям и инклюзивному образованию в качестве основной задачи инклюзивного образования называет обеспечение каждому учащемуся возможности получить качественное образование в школе, расположенной недалеко от дома вместе со сверстниками.

«В нашей школе учим всех»

Сегодня практически в каждой нарвской муниципальной школе есть ученики с особыми образовательными потребностями. Их количество варьируется от трех до 30 человек. Однако на фоне всех остальных учебных заведений нарвская основная школа Паю заметно выделяется. По словам ее директора Людмилы Ивановны Смирновой, из 223 учеников школы 145 имеют особые образовательные потребности.

Сразу уточню: дети с тяжелым психическим недугом, ученики школы Паю, занимаются не в ее помещениях, а на базе дневного центра «Лад», который в этом году отметил 20-летие со дня создания. Занятия с ними проводят учителя школы Паю.

Особые дети в обычной школе. Готовы ли мы к этому?

Директор школы Паю Людмила Ивановна Смирнова: «Какими бы способностями или особенностями ни обладал ребенок, мы обязаны дать ему образование, которое поможет ему в дальнейшей жизни».

- С самого открытия школы в далеком 1970 году, когда такого понятия, как «инклюзивное образование» еще и в помине не было, наша школа приняла такую установку: ребенок пришел к нам, и он должен у нас учиться, какими бы способностями ни обладал. Этот принцип сформулировала первый директор школы Анели Фердинандовна Варуль, и его поддерживали все ее приемники, - рассказывает Людмила Ивановна Смирнова о школе Паю, в которой она работает без малого 34 года и последние 16 лет в должности директора. – В 1992 году мы открыли на своей базе первый класс для глухих детей – единственный в то время в Эстонии, где жестовая речь шла на основе русского языка. Учиться к нам приезжали даже дети из соседних городов. В 1996-м открыли класс для детей с проблемами воспитания, где начали учиться 14 парней-подростков. В 2008-м мы объединились со спецшколой Паплимяэ, где учились дети с разной степенью психического недуга. С 2008 года стали практиковать у себя 4 вида образовательных программ: обычная, упрощенная программа для детей с легким психическим недугом, программа для детей с умеренным психическим недугом, программа для учеников с тяжелым и глубоким недугом. Естественно, все они созданы на основе государственной программы.

Особые дети в обычной школе. Готовы ли мы к этому?

Если надо, руководство школы теперь может создавать малокомплектные классы — например, в этом сегодня 3 ученика и два учителя.

Директор подчеркивает, что все мероприятия, которые проходят в школе, предназначаются для всех учеников. Просто, например, на конкурсе чтецов дети, которые учатся по упрощенной программе, читают произведения не наизусть, а с листа; семиклассники этого потока так и вовсе стали призерами школьного театрального фестиваля.

Особые дети в обычной школе. Готовы ли мы к этому?

А вот и 7 Е, в котором ребята учатся по упрощенной программе, но это не помешало им стать школьными «звездами» - призерами театрального фестиваля. Алексей (в центре) к тому же — лауреат конкурса чтецов.

- Лично меня восхищает активность школы Паю в осуществлении различных международных проектов, - замечает Лариса Дегель. – Учителя с учениками часто отправляются в поездки по Европе, с охотой принимают у себя школьные делегации из разных стран. И никто не делает различия – дети ли это с особыми нуждами или обычные дети. Участвуют в проектах все вместе и всегда на очень достойном уровне.

О своих коллегах Людмила Смирнова говорит с нескрываемым восторгом: «Это золотые люди!». «Когда в 2008 году в Нарве закрыли спецшколу и мы взяли к себе ее учеников, я обратилась к нашим педагогам: дети придут к нам сложные, и я пойму, если вы решите уйти в другие школы. Ни одного заявления мне на стол учителя не положили», - делится воспоминаниями госпожа директор. Свободных рабочих ставок в школе Паю сегодня нет.

По словам Людмилы Ивановны, изменения в законодательстве позволили ей пригласить на работу в их маленькую школу логопеда, медсестру, помощников учителей, что значительно расширило спектр услуг, которые теперь может оказывать учебное заведение. «Я уж не говорю о том, что мы обустроили комнату для релаксации, классы по многим предметам, купили специализированную мебель (раньше сами конструировали и делали, например, рабочие столы для детей-аутистов, детей с проблемами движения), приобрели учебные средства и пособия и прочее, прочее. Прежде приходилось постоянно изыскивать внутренние резервы; но не всегда они находились. Теперь ситуация значительно изменилась к лучшему».

Особые дети в обычной школе. Готовы ли мы к этому?

В комнату релаксации может прийти ученик, которому по состоянию здоровья нужна небольшая передышка на уроке.

Особые дети в обычной школе. Готовы ли мы к этому?

Оксана Алтухова, преподаватель искусства, говорит, что ученики школы Паю очень любят все необычное: например, рисовать при помощи кофе, делать картины из войлока или яичной скорлупы.

Хотя, замечает Людмила Ивановна, понятно, что полностью приспособить школьное здание, построенное в 70-е годы прошлого века, под нужды, к примеру, детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата, практически невозможно.

Споры до сих пор не утихают

Надо сказать, что тема совместного обучения здоровых детей и детей, которым необходима поддержка опорных специалистов, еще на момент подготовки поправок в Закон об основной школе и гимназии привлекла пристальное внимание общественности. И споры вокруг нее не утихают до сих пор. Прошел год, закон претворяется в жизнь, и те, кто непосредственно включен в этот процесс, подводят некоторые итоги.

В частности, они были озвучены на открытой дискуссии с довольно провокационным названием «Инклюзивное образование – панацея или удавка на шее?», которая прошла в Нарве в начале февраля в рамках международного танцевального фестиваля No Limit Dance Fest («Без границ»). В обсуждении приняли участие представители школ, учреждений образования, некоммерческих объединений Нарвы и Таллинна, эксперты в области образования, родители детей с особыми потребностями и несколько старшеклассников, которые как раз входят в обозначенную «целевую группу».

То, что дискуссия на столь острую тему была организована в рамках танцевального фестиваля, неслучайно: идея No Limit Dance Fest как раз состоит в том, чтобы объединить на одном танцполе людей самых разных возрастов, национальностей, интеллектуальных и физических возможностей, и продемонстрировать, насколько быстро наши различия становятся незаметными, когда имеются общие интересы, желание быть вместе и располагающая атмосфера.

Свое мастерство в исполнении уличных танцев в Нарвской арт-резиденции демонстрировали наравне с другими и ребята в инвалидных колясках.

Одна из выступавших на импровизированной сцене девушек, подключившись затем к дискуссии, призналась, что ее инвалидная коляска не мешает ей чувствовать себя «своей» среди здоровых одноклассников. «На привыкание ко мне у ребят ушел, наверное, один день. И никакого особого к себе отношения и тем более отторжения я не ощущаю, - рассказала Алиса. – Другое дело учителя. Я отказалась от облегченной программы обучения, но честно призналась, что мне все же надо немного больше времени на усвоение материала, чем другим. И вскоре поняла, что учителя просто «забили на меня»: ставят мне оценки наобум. Мол, она все равно тупая, что с нее взять».

То, что «особые» дети довольно быстро осваиваются в обычном классе, подтвердили и другие участники дискуссии. Хотя поначалу, признаются родители, больше всего было опасений именно по этому поводу: как больного ребенка воспримет детский коллектив, ведь почему-то считается, что дети — народ жестокий и бескомпромиссный. Получается, эти страхи в целом оказались излишними.

Что касается учителей, то в подавляющем большинстве, отмечают представители учебных заведений, они готовы и умеют работать с классом, где наравне со здоровыми детьми учатся дети со специальными образовательными потребностями.«Хотя, не буду скрывать, это довольно сложная задача, даже при том, что я прошла специальное обучение, - призналась вашему корреспонденту молодая учительница. - Порой не знаешь, кому на уроке больше внимания уделять и в каком темпе давать новый материал».

Вопрос — в ценностях, принятых обществом

Есть, конечно, среди учителей и те, кто заявляет с порога класса: «Собираясь работать в школе, я не подписывалась под тем, что буду учить детей с особыми нуждами. Почему я теперь должна это делать?!».

- При переходе к инклюзивному образованию на первое место выходят не столько профессиональные навыки конкретных учителей, сколько уровень ценностей, который принят в том или ином учебном заведении и который поддерживается всем его коллективом, включая детей и их родителей, - считает эксперт в вопросах образования, бывший директор Нарвского колледжа Тартуского университета Катри Райк.

Райк даже предложила подумать над тем, не организовать ли в республике конкурс на лучшую школу с инклюзивным образованием — по аналогии с конкурсом «Лучшая предприимчивая школа Эстонии», который проходит уже давно. «Нужно привлечь внимание общественности к теме инклюзивного образования, и конкурс мог бы помочь этому», - говорит Катри Райк.

- По большому счету инклюзивное образование — это вопрос ценностей, принятых не только школой, а всем нашим обществом, - вторит Райк психолог Ида-Вирумааского центра Rajaleidja карьерного и учебного консультирования Наталья Зорина. - Только законом об образовании или поправками к нему враз мы ничего не изменим.

Особые дети в обычной школе. Готовы ли мы к этому?

Участники открытой дискуссии об инклюзивном образовании в Нарве: эксперт по вопросам образования Катри Райк, специалист Таллиннского учебно-консультативного центра Екатерина Черноусова, психолог Наталья Зорина и создатель и руководитель нарвского центра для детей с особыми потребностями «Матвейка» Рита Тернос едины во мнении, что инклюзивное образование — это не чисто «школьная» тема.

«Будем делать спецшколу»

 

Юлия Столберова, руководитель таллиннского некоммерческого объединения «Особый мир», которое поддерживает семьи, где воспитываются дети с особыми потребностями, и ведущая нарвской дискуссии, призналась, что сегодня она не видит готовности общества как-то кардинально изменить в лучшую сторону свое отношение к «особенным» детям. «Да, пока что я, как родитель и как организатор НКО, которое вовлекло в свою деятельность с 2014 года свыше 450 семей, вижу, что сегодня школа не готова к инклюзивному обучению, - открыто говорит она. - И, например, усилия нашей организации в данный момент сосредоточены на том, чтобы осуществить проект специальной школы. Она будет отличаться от спецшколы в привычном понимании этого слова, где обычно учатся дети с тяжелыми недугами. Мы хотим создать частную школу, чтобы в ней могли получать качественное образование дети с особыми потребностями, пока государственная и муниципальная школы не будут готовы».

 

Особые дети в обычной школе. Готовы ли мы к этому?

Юлия Столберова, руководитель таллиннского некоммерческого объединения «Особый мир»,  верит в успешность инклюзивного образования, считает его единственным выходом. «Но я знаю, что сегодня школа к нему не готова», - говорит Юлия.

«Слабое звено» - родители

А вот кто оказался самым «слабым звеном» в новой ситуации, по мнению большинства участвовавших в дискуссии, так это … родители здоровых учеников. Именно с их стороны звучит самая острая критика в адрес школ, взявших курс на инклюзивное образование. Главная претензия: теперь, мол, захромает качество образования, потому что «педагоги обязаны больше уделять внимания ученикам с особыми потребностями и намеренно облегчают программу. Страдают при этом здоровые дети».

Бороться с этими предубеждениями, говорили участники дискуссии в Нарве, можно — приглашать на индивидуальные консультации, проводить лекции в академии для родителей, давать больше информации о том, как на самом деле обстоят дела, но главное - организовывать больше мероприятий, в которых принимают участие «обычные» и «особенные» дети — все вместе.

Большая надежда, прямо говорили выступающие, на средства массовой информации. Но, на их взгляд, СМИ, к сожалению, уделяют этой теме мало внимания, либо подхватывают только негативные истории.

Так, может быть, у общества вообще нет потребности откровенно говорить о проблемах детей и их семей, кому требуется поддержка — и, заметим, не только опорных специалистов?

Наверное, на этот вопрос должен ответить каждый из нас самостоятельно.

Наша справка:

По данным Министерства образования и науки Эстонии в поддержке нуждается каждый пятый ученик общеобразовательной школы страны. Это порядка 28 000 учащихся, из которых усиленная и специальная поддержка требуется примерно 8 000 учеников. 75% детей, нуждающихся в поддержке, ходят в обычные школы по месту жительства. В Эстонии по-прежнему есть спецшколы, но количество их в последнее время значительно уменьшилось.


Светлана Зайцева,
фото автора

 

Комментарии (0)

Добавление комментариев:

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив