Общество / История«Трагедия Мерикюльского десанта»

Дата публикации: 15-02-2019, 10:01 Просмотрено: 821

«Трагедия Мерикюльского десанта»

Бойцы 260-й отдельной бригады морской пехоты перед уходом в Мерикюльский десант 14 февраля 1944 года. Фото: smobattle.ru

 

«Трагедия Мерикюльского десанта»

Уважаемые читатели! Предлагаем вашему вниманию фрагменты книги «Трагедия Мерикюльского десанта», которую накануне 75-летия высадки десанта у поселка Мерекюла (14 февраля) выпустил нарвский писатель и историк Геннадий Попов. Небольшая книга объёмом немногим более ста страниц посвящена одной из трагических страниц Великой Отечественной – гибели более 400 человек Мерикюльского десанта, предпринятого в ходе операции по окончательному освобождению Ленинграда от блокады.


Публикуется в сокращении

14 февраля — день памятный. Именно в эти морозные февральские дни 1944 года командование Советской армии приняло решение совершить прорыв немецкой линии обороны Танненберг и с обрывистого берега Финского залива, в районе курортного поселка Мерекюла, выйти в район станции Аувере.

Первым же, в этот день, в 4 часа утра, произошло такое событие: …по приказу командующего Ленинградским фронтом Л.А.Говорова для содействия наступавшим войскам 2-й ударной армии в ночь на 14 февраля на побережье Нарвского залива в районе населенного пункта Мерекюла был высажен морской десант в составе батальона автоматчиков, усиленного стрелковой ротой 260-й бригады морской пехоты Балтийского флота. Высаженный десант прорывался к посёлку Аувере. Цель – прервать автомобильное и железнодорожное сообщение противника между Йыхви и Нарвой и удерживать позиции до подхода войск 2-й ударной армии, наступавших с 11 февраля с юго-востока. 

Переброска частей выполнившего свою задачу и расформированного Волховского фронта под Нарву из района Луги задерживалась. В связи с этим, 30 корпус 2-й ударной армии, не получивший подкреплений, не смог выполнить в запланированные сроки задачи по продвижению в направлении Аувере - Мерекюла, и десантникам пришлось вести неравный бой против значительно превосходящих сил противника в полном окружении.

Как это было

Военная кампания 1944 года началась с проведения Ленинградско- Новгородской операции. Положение советских войск в районе действий Ленинградского и Волховского фронтов к началу года значительно улучшилось: «…по вновь проложенной железной дороге вдоль южного берега Ладожского озера в Ленинград за год было доставлено 4,4 млн тонн различных грузов, в том числе продовольствия, топлива, сырья, боеприпасов и вооружения».

В городе работало более 200 военных предприятий. Ленинградцы уже не только ремонтировали повреждённые танки, самолёты, орудия, но и выпускали новую военную продукцию. За год ленинградцами было выпущено 166 тыс. автоматов, ручных и станковых пулемётов. Производство снарядов, мин, авиабомб достигло 2,5 миллионов, что позволило обеспечить не только нужды Ленфронта в боеприпасах, но и отправить часть продукции на другие участки советско-германского фронта.
С другой стороны, положение группы армий «Север» (16-я и 18-я армии, командующие - генералы Х. Хансен и Г. Линдеман) ухудшилось: потери в живой силе, понесённые в 1943 году, не представлялось возможным возместить ни за счёт резервов, ни за счёт переброски сил с других участков фронта.

В силу сложившихся обстоятельств немецкое командование со второй половины 1943 года вынуждено было перейти к оборонительной тактике: строительству оборонительных рубежей в тылу. Фашистами был создан «Восточный вал» - мощная, глубокоэшелонированная (до 200 км) система сооружений с узлами сопротивления, минными полями, дзотами, дотами, бронеколпаками, проволочными заграждениями, протяжённостью от Балтийского до Азовского моря.

В нашем регионе, от Финского залива до Чудского озера по западному берегу реки Наровы, возводилась часть «Восточного вала» - оборонительная линия «Пантера», а за ней, в двадцати километрах западнее - ещё одна линия - «Тенненберг». Понимая неизбежность советского наступления в ближайшее время, чтобы выправить в какой-то мере сложившееся удручающее положение, помимо строительства фортификационных сооружений немцы решают вопрос о привлечении на Нарвском направлении фронта дополнительной живой силы за счёт населения оккупированных территорий и иностранных добровольцев.

Немецкая группа армий «Север» несла большие потери. Для усиления обороноспособности Прибалтики политическое руководство Германии отдало приказ мобилизовать 30 000 латышей и 15 000 эстонцев. 30 января 1944 г. в Эстонии была объявлена всеобщая мобилизация рожденных в 1904-1923 гг.

Позже призвали и людей 1924-1926 гг. рождения. Всего за это время в Эстонии мобилизовали от 40 000 до 50 000 человек. В Эстонию прибыли и сформированные в 1941-1943 гг. эстонские подразделения с других участков фронта. Из призывников и уже имеющихся формирований образовали 20-ю эстонскую дивизию СС, семь полков погранохраны, полицейские пехотные батальоны и другие подразделения. Вместе с боевыми единицами Омакайтсе, «финскими парнями» и вспомогательной службой военно-воздушных сил число призванных в немецкие вооруженные силы эстонцев достигало примерно 70 000. С других участков в Эстонию доставили несколько пехотных дивизий и других войсковых соединений. 1 марта в подчинении армейской группы «Нарва» было около 125 000 человек.

***

...Приказ о высадке десанта был подписан 4-го февраля, первоначально проведение операции планировалась на 8 февраля, но в связи с задержкой наступления на лужском направлении высадка десанта была перенесена на 14 февраля.

Позднее в штабе было принято решение произвести акцию ночью, застать противника врасплох, использовать панику. Десанту не ввязываться в бои за опорные пункты, а обходя их, достичь р-на Аувере – Лаагна, где перерезать шоссейную и железную дороги, закрепиться и ждать подхода частей 2-й ударной армии, которые на рассвете 14 февраля должны будут начать наступление.

Десантникам предстояло пройти около семи километров до места встречи с частями 30 стрелкового корпуса. В случае успеха нарвская группировка немцев оказывалась в котле.

Накануне, чувствуя ответственность момента, многие десантники писали письма родным и близким.

В 15.30 началась посадка на корабли. В 16.00 корабли с десантом двинулись на юг. Предстояло пройти 70 км штормового моря (7 баллов). Высадка была намечена на 4.00 утра 14 февраля 1944 года – через 12 часов.

Десант высаживался несколькими эшелонами, как и планировалось, около 4 часов утра. С самого начала высадки возникла проблема - корабли десантирования из-за глубокой осадки не смогли подойти близко к берегу, и десантникам пришлось около 300 метров идти в ледяной воде к берегу.

Некоторые из десантников, в основном подрывники, несшие за плечами многокилограммовые рюкзаки со взрывчаткой, утонули. Первый эшелон высадился бесшумно. «Десантники сразу уперлись в высокий, труднопроходимый обрыв, более 20 метров, покрытый снегом и валунами. Карабкаться приходилось под углом 70 градусов». 

Сведения из «Книги памяти», приведённые выше, несколько сомнительны: трудно представить себе бронебойщиков с двухметровыми, двадцатикилограммовыми ружьями, в роли альпинистов – (прим. автора).

Внезапно, на берегу, вспыхнули прожектора, в воздух взлетели осветительные ракеты, по десантникам, судам высадки был открыт сильнейший пулемётно-артиллерийский огонь. Вполне вероятно, что это была засада, а «тихая» высадка вначале - лишь манёвр.

Высадка второго эшелона осуществлялась уже под огнем немцев. Тем не менее, всего удалось высадить на берег 432 десантника. В книге «Девушки - десантницы» указано число высадившихся в 423 человека. Более правильным числом мне кажется то, что указано в «Битве за Нарву»: «…на берег высадилось от 430 до 450 десантников».

Два катера «Морской охотник» были потоплены при высадке, ещё 1 «Морской охотник» и 1 бронекатер получили значительные повреждения. От немецкого огня, находясь ещё на судах, десант понёс потери — 9 человек убитыми и 35 человек ранеными; 41 человека катера высадить не смогли и доставили обратно на базу. 

Сразу после высадки корабли покинули место боя, а корабли артподдержки - три канонерские лодки - подошли с большим опозданием (на 3 часа) «…и не открывали огонь ввиду отсутствия связи с десантом».

За неудовлетворительную работу войсковой разведки, предполагавшей, что данный участок контролируется лишь Эстонским полицейским батальоном, а в Мерекюла находился лишь штаб немецкой дивизии, морпехи рассчитывались своими жизнями. Фактически же, по немецким данным, в посёлке и ближайших окрестностях находились: штаб 227 пехотной дивизии (боевая группа генерал-лейтенанта Берлина); эстонский полицейский батальон; морская береговая батарея (4-е 100 мм орудия), зенитная батарея (шесть 20 мм зенитных орудий, подготовленных для противодесантной обороны), батальон береговой обороны Хоншильда, батальон береговой обороны Шнайдера, морская батарея 150 мм орудий; боевая группа «Кюсте» (командир датский генерал-майор Kryssing).

Продолжение следует...

«Трагедия Мерикюльского десанта»

Читайте также:

Митинг памяти моряков Мерикюлаского десанта

Глава Санкт-Петербурга поздравил зарубежных ленинградцев

 

Комментарии (0)

Добавление комментариев:

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
>