Город / Обратная связьПрофсоюз энергетиков: пока свет в конце туннеля не виден, но надежда остается

Дата публикации: 8-05-2019, 11:30 Просмотрено: 536

Чем бы ни закончилась нынешняя кризисная ситуация в энергетике, о том, что рост цен на квоты СО2 может сделать эстонское электричество нерентабельным, было известно уже несколько лет назад. Почему же в критический момент у государства не оказалось никакого плана: куда пойдут квалифицированные работники, десятки лет проработавшие на электростанциях, как сохранить энергетическую безопасность страны?

Сейчас под Нарвой работают лишь новая электростанция Аувере (на снимках), да два блока Нарвских электростанций.

«Это нормальная программа планомерного уничтожения сланцевой энергетики, которую кто-то негласно лоббирует. Кто конкретно - могу только предполагать: возможно, «зеленые», которые осенью требовали принять программу выхода Эстонии из сланцевой энергетики», - сказал нашему изданию профлидер нарвских энергетиков Андрей Зайцев. Две недели назад Зайцев обратился к европарламентарию Яне Тоом с просьбой прояснить вопрос образования цены на квоты СО2, но пока обратной связи не получил.

К депутатам Рийгикогу - за помощью

Также Зайцев общался с приезжавшими в Нарву кандидатами в депутаты Европарламента Викторией Ладынской-Кубитс и Раймондом Кальюлайдом, пообещала встретиться с профлидером и депутат Рийгикогу Катри Райк. «Смысл всех последних наших встреч - найти поддержку в парламенте, в правительстве», - пояснил Зайцев.

Члены правящей фракции Нарвского горсобрания обратились к депутатам Рийгикогу Михаилу Стальнухину и Катри Райк с просьбой донести до правительства информацию о том, что возможное закрытие Нарвских электростанций - это катастрофа для всего Ида-Вирумаа.

В обращении к двум парламентариям нарвские депутаты просят их срочно инициировать проведение экстренного заседания Рийгикогу, чтобы остановить «чудовищное уничтожение энергетики, элиты рабочего класса».

«Проблема серьезная и касается не только Нарвы, но и Силламяэ с Кохтла-Ярве. Я понимаю тревоги населения. Со своей стороны обещаю поднять этот вопрос во время парламентского инфочаса. Надеюсь также на сотрудничество с Михаилом Стальнухиным. Нам редко удается найти с ним общий язык, но очень хочется верить, что в данной ситуации понимание будет найдено», - сказала Райк корреспонденту портала rus.err.ee.

Михаил Стальнухин в интервью порталу Sputnik высказал мнение, что предпринимать что-либо уже поздно и остается только сожалеть о случившемся. «Если человек застрелился, его невозможно воскресить», - заявил Стальнухин. Парламентарий считает, что надо было решать этот вопрос тогда, когда планировалось строительство первого кабеля через залив. «В систему не надо было входить. Надо было оставаться самостоятельными и держаться за свое. Да, платили бы больше за электроэнергию, но она была бы своя», — отметил Стальнухин.

Министерство экономики и финансов: все предусмотрено

В Министерстве экономики и финансов считают, что будущее эстонской энергетики - не в сланце и то, что сейчас происходит, вполне закономерно.

Вице-канцлер Министерства экономики и коммуникаций Тимо Татар сказал порталу err.ee, что на рынок электроэнергии сильно влияет стоимость квот на выбросы углекислого газа. Если цена высокая – например, она поднялась с пяти-шести евро в прошлом году до 27 евро за тонну в нынешнем – то, соответственно, растет и стоимость произведенной из сланца электроэнергии. Производить такую энергию бессмысленно - по этой цене ее никто не купит.

«Наша конкурентоспособность постоянно снижается, но в этом нет ничего неожиданного, и мы предусмотрели, что основанные на сланце производственные станции будут скорее закрываться», – сказал Татар.

Согласно программам по развитию энергетики и климатической политике, вместо электричества из сланца будут производить все больше топливного масла.

Татар отметил, что производство жидких видов топлива растет, к тому же это позволяет получить из породы больше выгоды, чем при производстве электроэнергии.

Неизбежно и то, что в будущем электроэнергетический портфель станет более разнообразным. Если 10-15 лет назад под возобновляемой энергией в основном подразумевали энергию ветра, то сейчас все больше растет доля биомассы, а в крупных городах Эстонии имеются свои теплоэлектростанции. Растет и доля солнечной энергии.

«Наш производственный портфель будет более волатильным. Когда будет солнечно и ветрено, будем экспортировать, а когда ветер и солнце не смогут удовлетворять наших потребностей, переключимся на импорт», – обрисовал перспективы Татар.

 

Альтернатива - атомная станция

Все чаще говорят и о создании атомной электростанции нового поколения. О планах построить в Эстонии мини-АЭС недавно заявило предприятие Fermi Energia.

Его основатель и член правления Калев Каллеметс заявил, что при высокой цене на выбросы CO2 нелогично создавать новую сланцевую или газовую электростанцию. «Жечь лес также недальновидно. Поклонники ветра надеются создать ветряные парки в Балтийском море, но тут есть несколько проблем. Ветер не всегда дует даже на море, к тому же он постоянно меняет направление». Одновременно пришлось бы создать и мощные линии электропередачи протяженностью свыше 200 км. Кроме того, ветрякам угрожает замерзание северной части Балтийского моря при сильном ветре - таковы недостатки идеи строительства ветряков в море.

Не является перспективным и развитие ветряных парков в Латвии и Литве. «В 2015 году дефицит Балтийских стран составил 7 ТВт ч. Теперь, когда Эстония стала импортером, дефицит увеличился до 9 ТВт ч. И если в 2025 году прекратится импорт электроэнергии из России и Белоруссии в Латвию и Литву, то все надежды будут на импорт из Финляндии и Швеции, так как трудности из-за высокой цены на CO2 испытывает и Польша, экспортирующая электроэнергию, производимую из каменного угля, в Литву», – обрисовал перспективы Каллеметс.
Он добавил, что с дефицитом электроэнергии столкнулась и Финляндия, а если к рождеству следующего года Швеция закроет два атомных реактора, то выработка электроэнергии и там снизится на 15 ТВт ч.

С одной стороны, имеет место мизерный «вклад» Эсто-нии в глобальное потепление, с другой стороны - необходимость разрушить сланцевую энергетику взамен которой пока ничего не создано, и, весьма вероятно, в дальнейшем мириться с дорогим электричеством или даже с перебоями на него.Неудивительно, что нарвские энергетики в один голос называют сложившуюся ситуацию «дурдомом».

В перспективе - рост цен на электричество

Если сейчас благодаря импорту дешевой электроэнергии электричество обходится жителям Эстонии дешевле, чем раньше, то в перспективе нас, скорее всего, ждет повышение цен на электричество.

Через три года Германия может закрыть восемь атомных электростанций и, таким образом, превратится в импортера электроэнергии. По времени это совпадет с закрытием угольных электростанций в Финляндии и Дании.

Нарвские энергетики не разделяют точку зрения Министерства экономики и коммуникаций, что где-нибудь Эстония электроэнергию все равно купит. К тому же дефицит неизбежно обернется повышением цен на электроэнергию.

По мнению Каллеметса, к 2028 году, когда в Канаде или в США будет готов первый модульный мини-реактор, в Эстонии могли бы завершиться подготовительные работы по исследованию безопасности новой технологии и подаче ходатайства о строительстве. Таким образом, в 2029 году можно было бы начать строительство, чтобы к 2032 году была готова станция, производящая в дневное время 400-600 МВт электричества.

В Министерстве экономики и коммуникаций также считают, что без атомной энергии долгосрочные планы по сохранению климата выполнить не удастся: ведь ЕС поставил цель снизить выбросы CO2 на 80 процентов.

Надежда пока есть

Между тем, даже не говоря о страшных последствиях аварий на АЭС, которые, как считают в министерстве, будто бы исключены благодаря технологиям нового поколения, остаются другие проблемы: необходимость строительства дорогих хранилищ для долговременного хранения радиоактивных отходов и высокая цена строительства самой АЭС.

С другой стороны, концерн Eesti Energia годами вкладывал средства в разработку и внедрение технологий, уменьшающих вредные выбросы в атмосферу: к примеру, уже к 2015 году выбросы СО2 снизились до 10 миллионов тонн в год - уменьшились на 50% по сравнению с 20 миллионами тонн в 1990 году. Согласно Википедии, в 2014 году, когда концерн произвел 9,7 тераватт-часов электроэнергии и заработал 159 миллионов евро прибыли, Эстония произвела примерно 0,06% СО2 от мировой эмиссии углекислого газа, то есть значительно меньше, чем Россия (4,7%), США (14,5) или Финляндия и Швеция (по 0,1%).

То есть, с одной стороны имеет место мизерный «вклад» Эстонии в глобальное потепление, с другой стороны - необходимость разрушить сланцевую энергетику, взамен которой пока ничего не создано, и, весьма вероятно, в дальнейшем мириться с дорогим электричеством или даже с перебоями на него. Неудивительно, что нарвские энергетики в один голос называют сложившуюся ситуацию «дурдомом».

«Мы надеемся, что возобладает все же здравый смысл», - говорили нашему изданию работники концерна в ходе недавнего опроса: несмотря ни на что, люди продолжают надеяться, что нынешняя кризисная ситуация в энергетике закончится хорошо.

Ирина Токарева

Фото: Ирина Токарева


Профсоюз энергетиков: пока свет в конце туннеля не виден, но надежда остается


Читайте также:


ОПРОС. Правительство должно проявить благоразумие

Энергетики в шоке: в перспективе - закрытие семи блоков Нарвских электростанций и минимальная зарплата

Eesti Energia вновь возглавит Андрес Вайнола



 

Комментарии (0)

Добавление комментариев:

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив