Viru Prospekt Некоторые исторические заметки к вопросу о нарвских развалинах » Сайт газеты "Виру Проспект" и "Нарвская газета" - новости Нарвы и всей Эстонии

Город / В центре внимания / Нарва недостроенная Некоторые исторические заметки к вопросу о нарвских развалинах

Дата публикации: 30-04-2020, 10:15 Просмотрено: 1 037

Проблемы с разваливающимися и пустующими домами, нерадивыми хозяевами, запущенностью и беспорядком были актуальными для Нарвы на протяжении большей части ее истории. Способы решения проблем и их эффективность были разными, зависимыми от экономической и политической обстановки эпохи, так что прямые аналогии с нашим временем вряд ли уместны, хотя определенные закономерности заметить вполне можно. 

Некоторые исторические заметки к вопросу о нарвских развалинах

Город Нарва, вид с запада, 1615 г. Нарва еще не оправилась от пожара 1610 г.
Рисунок
Гоетериса.

До нас дошли лишь отдельные упоминания об этом в письменных источниках, так что представление об этой проблеме в прошлом неизбежно будет фрагментарным. Статья поэтому носит ознакомительный характер, предназначенный для расширения кругозора читателей. Выводы пускай каждый делает сам. Материал статьи основывается на ранее опубликованных исследованиях истории Нарвы Арнольда Сювалепа (1935) и Стена Карлинга (1936).

В Ливонское время (1346 – 1558) пустующие дома и заброшенные участки были сопутствующим явлением основных проблем Нарвы, которые заключались в малочисленности и бедности города, его зависимости от торговой конъюнктуры и нестабильных отношений с соседними русскими землями. В ливонское время число немецкого населения города вместе с не-немецким населением пригородов по спекулятивным оценкам составляло в разное время от 100 до 500 человек, что уместилось бы, для сравнения, в 2-3 домах советской типовой застройки. Даже очень небольшая по размеру территория средневековой Нарвы была застроена лишь наполовину.

Немногочисленные каменные дома концентрировались в центре города, вдоль основных улиц Суур, Виру и окрестностях рыночной площади. В городе было много пустующих участков, в основном на периферийных участках. Купцам из Таллинна (Ревеля) принадлежало от половины до двух третей всех земельных участков в Нарве. В Нарве они появлялись редко, общественных обязанностей не несли, налогов не платили, а их дома пустовали. Необходимость защищать чужое имущество, кто нисколько не вкладывался в оборону города, вызывала, естественно, недовольство городского магистрата, но учитывая зависимые отношения «бедного городка» Нарвы с торговой метрополией Таллинном, возможности города влиять на богатых собственников были ограничены.

Нельзя сказать, чтобы сама по себе проблема пустующих домов тогда особо заботила нарвские власти. Скорей, вопрос недвижимости таллинцев в Нарве был удобным рычагом давления с целью понудить Таллинн раскошелиться на оборону Нарвы и строительство объектов городской инфраструктуры.

Вопрос о налогообложении недвижимого имущества таллинских купцов вставал в XV – первой половине XVI века многократно, в основном тогда, когда Ревель отказывался помогать Нарве в финансовом и военном плане. В 1419 г. нарвский представитель заявил, что таллинским гражданам нужно платить с каждого амбара и каменного дома и за дворовую территорию городу по 1 марке в год. Это требование очень развеселило таллинцев, которые самоуверенно ответили, что никогда такого не будет, чтобы они будут платить Нарве за ее оборону.
В ответ Нарва пригрозила запретить передавать таллинцам недвижимость в Нарве. Свои участки они должны были отчудить в пользу граждан, в противном случае их дома и участки обещали закрыть. Их недвижимость облагалась налогом. Таллинцы также должны были наравне со всеми участвовать в обороне города. Каждый хозяин дома в Нарве должен прислать ратника, чтобы помочь горожанам в несении охраны города и строительстве оборонительных сооружений. Нет данных, что угрозы отнять недвижимость были осуществлены – Нарва находилась в слишком большой зависимости от Таллинна, чтобы идти на такой радикальный шаг.

При взятии Нарвы шведами в 1581 многие офицеры получили каменные дома в Нарве. Кто поблагородней – дом побольше и каменный, рангом поменьше получали дома поменьше, а нижние чины и вовсе развалины на окраине. Как правило, военные люди в Нарве постоянно не были, а их развалившиеся дома и запущенные участки изрядно портили вид города.

Большую часть Шведского времени город был в запустении и боролся с преодолением последствий войн и осад (1581, 1590-1595, 1610-1617, 1655-1657), пожаров (1610, 1652, 1659), голода и эпидемий (1601-1603, 1657-1658, 1695-1697), разорительными повинностями государства на оборону города и стремлением Таллинна уничтожить Нарву как своего торгового конкурента. Кроме больших государственных проектов как то строительство укреплений в городе в первую половину шведского времени мало чего строилось, а больше разрушалось. Уличная сеть за годы последнего русского владычества искривилась, рыночная площадь переместилась куда-то на задворки города, деревянные дома были построены вкривь и вкось. Губернатор Эрик Гюлленштерна сообщал в Стокгольм в 1640 г., что «город застроен кучей невзрачных деревянных домов». В первые десятилетия шведского владычества городской магистрат не имел ни авторитета, ни силы, чтобы проводить свои решения с достаточной жесткостью.

Старая Нарва, так как мы ее представляем на черно-белых довоенных фотографиях появилась как результат сложившейся к началу 1640-х благоприятной торговой конъюнктуры и целенаправленной поддержки государства. Поворотным моментом стало введение в городе в 1644 г. нового порядка управления по шведскому образцу, под председательством назначенного правительством Якоба Фоугда. Была образована Строительная коллегия, в которую назначались люди, которые следили за постройкой домов, мостов, замощением улиц, препятствовали появлению всякой нерегулярности и нечистоплотности. Немаловажное значение имели личные качества членов Строительной комиссии, их знание, авторитет и принцип несменяемости: они не зависели от настроений в местном бюргерстве и могли сосредоточиться на выполнении своих обязанностей.

Собственники обязывались застраивать участки в течение трех лет, иначе участки конфисковывались в пользу государства. Владельцам заброшенных участков был выставлен ультиматум: или застраивать участки или продавать. В 1646 г был введен общий запрет на постройку деревянных домов. Кто имел незастроенный участок или деревянный дом на нем, должен был к определенному сроку выстроить на нем каменный дом. Кто хотел строить, перестраивать или сносить строения на своем участке должны были обращаться в Строительную коллегию. Важно и то, что распоряжения властей были подкреплены авторитетом самого государства, а потому и общение городской власти с собственниками носило характер деловой, но жесткий: никакого компромисса с нарушителями не было и возражения во внимание не принимались. А вот за строительство каменных домов собственнику полагалась премия. За регулярность плана города отвечала Военная коллегия, а проектированием домов занимались военные инженеры. Во главу угла городского планирования была поставлена функциональность, порядок и красота.

Впрочем, жизнь вносила свои коррективы в планы властей: не все бюргеры имели средства строить дорогие каменные дома в центре города, да и не все деревянные дома были заменены на каменные, как результат – пожар 1659 г., уничтоживший весь город. После этой катастрофы наученные горьким опытом бюргеры гораздо охотнее стали выполнять жесткие предписания властей, а город Нарва к концу XVII века превратился практически в абсолютно выстроенный из камня город, «жемчужину Балтийского моря». 


Довоенная Нарва.



Илья Давыдов


#narvanedostroennaja #narvarazvaljuhi #narvarenovazija #narvainvestori

Комментарии (0)

Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 7 дней со дня публикации.