РеспубликаГлава МВД Андрес Анвельт: никакого взрыва молодежной преступности у нас нет

Дата публикации: 13-09-2018, 14:40 Просмотрено: 191

Растиражированные недавно в социальных сетях, на лентах информационных агентств и газетных порталах видео с жестокими избиениями подростков шайками несовершеннолетних хулиганов в Таллинне, информация о распоясавшейся молодежи шокировали общественность и вызвали в обществе широкое обсуждение проблемы молодежной преступности.

Глава МВД Андрес Анвельт:  никакого взрыва молодежной преступности у нас нет

Андрес Анвельт: предотвратить подростковую преступность можно только совместными усилиями. Василий Кушков

На прошлой неделе в Нарве побывал министр внутренних дел Андрес Анвельт. Пользуясь случаем, мы попросили главу МВД прокомментировать ситуацию, которая складывается сейчас с подростковыми бандами.

- Г-н министр, хотелось бы узнать, какие меры предпринимаются в связи с разгулом подростковой преступности? Отслеживает ли полиция контакты этих подростков? В российских СМИ появилась информация, что подобные подростковые банды начали свою активность в Санкт-Петербурге. Есть предположение, что они связаны с таллиннцами — посредством социальных сетей. Этакий бандитский «флэшмоб», устроенный подростками. Возможно ли, чтобы его поддержали и в других городах Эстонии?

- Начну с того, что никакого взрыва молодежной преступности у нас нет! Мы постоянно отслеживаем ситуацию и, конечно же, наблюдаем за молодежными группами, за их передвижениями, в том числе и через социальные сети. У нас есть для этого целый штат констеблей, в том числе и вэб-констебли (Веб-констебли – это полицейские, работающие в Интернете. Они отвечают на сообщения и письма граждан, отправленные через Интернет, а также проводят обучение как детей, так и взрослых на темы безопасности в Интернете — инфо с www2.politsei.ee). Общественный интерес к молодежной преступности вспыхнул после того, как некоторые лидеры этих групп стали выкладывать в социальные сети видео с актами насилия, видимо, не понимая, что тем самым предоставляют нам улики.

Мы можем говорить о том, что проблемных подростков в Харьюмааском уезде и Таллинне около трехсот, из них наиболее агрессивно-проблемных только двадцать. Из этих двадцати половина сейчас арестованы, они находятся под следствием. Мы хотим очень быстро провести следствие. Быстрый суд, быстрое решение - это очень важно, когда мы имеем дело с подростками: содеянное ими и решение суда по времени должны быть близки, чтобы молодые люди понимали, за что их наказывают.

Но опять же, мы сейчас говорим о том, как грустно заканчиваются истории. Но мы мало говорим и все еще мало делаем для того, чтобы предотвращать сами эти истории. Как раз на прошлой неделе мы с министром юстиции Урмасом Рейнсалу обсуждали вопрос, каким образом нам объединить усилия разных организаций и ведомств в деле предотвращения молодежной преступности. Необходимо, чтобы и молодежная полиция, и молодежные работники, и социальные службы местных самоуправлений действовали сообща, чего сегодня, к сожалению, не наблюдается. Мы собираемся запустить в Таллинне пилотный проект на эту тему. 

Если сейчас молодой человек попадает под следствие, то, с точки зрения других служб, время как будто останавливается. И пока нет решения суда, им никто не занимается, ни в какие социальные программы он не попадает. Такое положение дел надо менять. Было бы правильно направить трудного подростка на программу до того, как все произойдет.

- То есть вы хотите сказать, что все под контролем и поводов для беспокойства у жителей, например, Ида-Вирумаа и других регионов Эстонии по большому счету нет?

- Повод для беспокойства, когда мы говорим о молодежи, всегда есть. Потому что ею надо заниматься. Но еще раз повторю: никакого взрыва молодежной преступности у нас нет. То, что происходит сейчас – это взрыв в социальных сетях. Да, есть некоторые агрессивные лица, которых надо изолировать и которыми надо заняться. Но не надо всех молодых ребят, которые собираются в парках просто посидеть и поболтать, праздно провести время, приравнивать к бандитам. Они не занимаются рукоприкладством и разбоем. Однако надо следить, чтобы эти обычные ребята не попали под влияние «авторитетов». Вот тогда их придется вытаскивать из преступной среды. 

В Ида-Вирумаа также нет взрыва подростковой преступности. 

Статистика никакого роста не показывает. Напротив, наблюдается снижение подростковой преступности. В этом году по молодежным групповым преступлениям (то есть когда целая группа занимается разбоем, кражами, избиениями) по всей Эстонии возбуждено 6 уголовных дел, в прошлом году было 10-ть, в позапрошлом – 15-ть. Посмотрим, сколько будет на конец этого года.

- Но, согласитесь, далеко не всегда подросток бежит и рассказывает, что с ним случилось, даже родителям. Благодаря выложенным в соцсетях видео стало очевидным то, что, можно сказать, в принципе было всегда?

- На случившееся очень сильно отреагировали родители. Почему ребенок не говорит о том, что он стал потерпевшим? Потому что боится: родители пойдут в полицию, начнут разбираться… Однако родители должны знать, что происходит с их ребенком, когда он покидает стены родного дома. В этом плане подростковая преступность сравнима с семейным насилием – в ее выявлении большую роль могут сыграть окружающие, в первую очередь близкие потерпевшего, а также врачи и педагоги, которые могут видеть следы избиения, представители других служб, которым люди иногда доверяют больше, чем полиции. В Законе о защите детей написано, что, например, медики обязаны сообщить в полицию, если к ним обратился ребенок со следами избиения, травм, полученных насильственным образом. Если медики этого не делают, они нарушают закон. Но должен сказать, что система работает.

- Людей интересует: как конкретно будут наказаны те молодые люди, которые избивали подростков? Что их ждет – тюрьма, спецшкола?

- К сожалению, все-таки тюрьма. Потому что они все в спецшколе уже были и не один раз были под следствием. Вообще же, назрела необходимость пересмотреть систему спецшкол. Там не хватает дисциплины. Этим вопросом уже давно занимаются и политики, и чиновники. Но надо сказать, что есть достаточно сильное противодействие – например, со стороны защитников детей, которые выступают против спецшкол как таковых. Нужны специалисты, которые бы занимались трудными подростками с утра до вечера.

Вообще же наказание зависит от того, какие последствия возникли из-за преступных действий. Например, если тяжкие телесные повреждения, то может быть до 5 лет тюрьмы.

Но давайте не будем пугать подростков наказанием. И будем честны: тюрьма не исправляет человека. Нужны другие методы.
Я уверен, что все силы и средства должны быть пущены на профилактику подростковой преступности, ее предотвращение. И тут нужны, как я уже сказал ранее, совместные усилия.

Светлана Зайцева

Глава МВД Андрес Анвельт:  никакого взрыва молодежной преступности у нас нет

 

Комментарии (0)

Добавление комментариев:

Имя:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
один + один (ответ пишите цифрами)
Ответ: