ОбществоОдин день войны в Нарве

Дата публикации: 9-05-2015, 11:18 Просмотрено: 2469

Один день войны в Нарве

 

Нарва и война. Что можно еще узнать об этой теме, если обратиться не к учебникам и книгам, написанным специалистами-историками, а к воспоминаниям рядовых людей, которым пришлось пережить военные будни в Нарве?

Мы решили попробовать ответить на этот вопрос. Не скроем, это оказалось довольно сложной задачей: практически не осталось в живых тех, кто мог бы рассказать хотя бы об одном, любом запомнившемся дне из своей жизни, связанной с Нарвой военной поры, а кто-то просто не захотел ворошить в своей памяти воспоминания о тех страшных годах. 

Прочитайте, что удалось узнать нам. И может быть, вы дополните эту историческую хронику из личного архива? Свои письма присылайте в редакцию «ВП» по адресу: svetlana@prospekt.ee.

15 июля 1941 года

В июле 2008 года автору этих строк посчастливилось познакомиться с Тамарой Ивановной Заболотной и взять у нее интервью, которое было опубликовано в «Виру Проспекте» №56 за 26 июля 2008 года. К сожалению, Тамары Ивановны уже нет в живых, но остались ее воспоминания о детстве, которое опалила война, в том числе и воспоминания о страшной бомбежке Нарвы 15 июля 1941 года. 

В июле 41-го Тамаре Заболотной было 8 лет. Она жила с родителями и сестрой в Нарве, закончила первый класс. Дети знали, что идет война, видели, что через мост двигаются войска, слышали тревожные разговоры родителей. Но все это было как будто параллельно их, детской жизни.

15 июля, вспоминала Тамара Ивановна, они с двоюродной сестрой купались на Липовке. В тот жаркий день там было много народа. Когда на небе показались немецкие самолеты, будто вынырнувшие из-под надвигавшихся туч, посыпались бомбы и застрочили пулеметы, люди в ужасе стали кричать и бежать кто куда мог.

- Вода в реке кипела от взрывов, как в кастрюле, - вспоминала Тамара Ивановна. - Затем раздалось несколько страшных взрывов, и потемнело как ночью — все заволокло дымом. Нарва пылала огнем. Потом начался ливень...

Тамара Ивановна рассказывала, как какая-то женщина взяла ее за руку и повела домой. 

- Улицы были сплошь усыпаны стеклами, повылетавшими из окон. Удивительно, но я всю дорогу бежала босиком, держа в руках свои сандалики, и ни разу не поранилась, - рассказывала Тамара Ивановна. 

Один день в июле 1941 года

В научно-вспомогательном архиве библиотеки Нарвского музея хранится множество документов, связанных со Второй мировой войной. В одной из папок мы нашли воспоминания Николая Егоровича Удалова, бывшего заместителя комиссара оперативной группы по обороне Нарвы, подполковника в отставке, которые он собственноручно написал в апреле 1962 года. Речь идет об одном из дней июля 1941 года.

«За несколько часов до того как было принято решение оставить Нарву, я возвращался из горкома партии на КП группы. Идя по берегу реки Нарвы, увидел комиссара, майора Аркадия Пантелеева, рядом с которым стоял какой-то молодой парень. Отозвав меня в сторону, комиссар сказал: «Нам, товарищ Удалов, этого парня придется, видимо, расстрелять». «Как? Почему?» - с удивлением спросил я, глядя на белокурого, одетого в пиджак парня. Оказывается, наш офицер из комендантского взвода и сапер, которые готовили взрыв моста, обнаружили его, обвешанного гранатами и другим оружием, у самого моста в щели, на правом берегу, недалеко от крепости. Они разоружили незнакомца и вот привели на КП. 

На все наши вопросы, почему он оказался здесь, на берегу реки, парень отвечал смело и твердо говорил, что он комсомолец, что все его в городе знают и что он от имени горкома комсомола пошел на выполнение боевого задания. Но кто нам мог это подтвердить? А нам нужно было срочно уезжать. И оставлять его было опасно: ну как он диверсант, шпион?! Однако мой внутренний голос подсказывал, что что-то тут не так. Да и смелое поведение парня говорило за то. Он, видимо, поверить не мог, что с ним сейчас может произойти непоправимое. Майор Пантелеев заколебался: расстреливать его все же или как? 

И вдруг в эту решающую страшную минуту мы увидели идущего к нам Адольфа Паука (член ЦК Коммунистической партии Эстонии — ред.). Он шел медленно, прихрамывал и выглядел усталым и задумчивым. Мы очень обрадовались ему, потому что знали, его рассудительность, опыт старого подпольщика, связи с населением города помогут нам правильно решить вопрос с парнем. И видим: лицо Паука вдруг преобразилось, он широко улыбнулся нашему пленнику. И тот обрадовался ему несказанно. Они тут же крепко обнялись, пожали друг другу руки. Наши сомнения развеялись! Потом мы узнали, что парень взял на себя боевое задание: забрасывать гранатами первых фашистов, которые прорвутся через мост на правый берег родной реки. Мы с восхищением увидели, что имеем дело с настоящим героем-комсомольцем из города Нарвы». 

6 марта 1944 года

Еще об одном страшном дне из истории Нарвы вспоминала на страницах газеты «Северное побережье» в 2004 году Татьяна Гончаренко, очевидец трагических событий 6 марта 1944 года. Цитируем материал Сирле Соммер-Калда «Татьяна Гончаренко — единственный живой свидетель уничтожения Нарвы» («Северное побережье от 6 марта 2004 г.). 

«Татьяна, которой было тогда 11 лет пережила бомбежку вместе с матерью и бабушкой. Она говорит, что мощный воздушный налет на Нарву, во время которого 200 советских бомбардировщиков сбросили на город тысячи бомб, начался в шесть вечера в районе Таллиннского шоссе... Гул самолетов не прекращался ни на минуту. Вдобавок ко всему начался артиллерийский обстрел. «Небо было красным — на улице стало светло, как на закате солнца. Страшно было»... - вспоминает Гончаренко. Татьяна, ее мать и бабушка забрались на одну кровать. «Где-то поблизости взорвалась бомба. И еще одна! Гул все приближался — и вдруг наступила тишина. Только в ушах шумело. Мы открыли газа и вдруг увидели небо над собой.

Крыша нашего домика куда-то улетела, не было и стены, у которой стояла кровать. Прямо из кровати вышли на улицу», - описывает Татьяна. 

… Напротив крепости стоял одноэтажный рыбацкий домишко, в котором и укрылись. Но ненадолго: «Во дворе дома стояли немецкие баллоны дымовой завесы. В один из них попал осколок, и сочившийся из баллона газ мог нас задушить. На берегу нашли воронку от бомбы и все втроем в ней спрятались. Через наши головы летали снаряды, осколки бомб и камни. Казалось, что этой ночи конца не будет...» 

Когда взрывы стали на заре реже и только что потерявшие дом женщины и девочка выбрались из воронки, перед ними открылась удручающая картина: повсюду дымились руины, деревянные дома сгорели дотла». 

9 мая 1945 года

По словам нарвитянки Нины Михайловны Левиной, ее память хранит воспоминания о многих днях войны. 

 

Один день войны в Нарве

 

- Просто конкретную дату назвать затрудняюсь, разве что 9 мая 1945 года, а помнится очень многое. Когда началась война, мы с мамой жили в Нарве (отец Нины Михайловны умер в 1940-м). Мама работала швеей в мастерской верхней мужской одежды; швейная машинка, естественно, была у нас и дома. Можно сказать, наша «кормилица». Когда начинались бомбежки, мама хватала одной рукой меня, пятилетнюю девчонку, а другой — машинку, и мы бежали в Темный сад: прятались в казематах нарвских бастионов. Жили мы тогда на улице Вестервалли, так что довольно быстро добегали до укрытия. А вот в 1943-м, когда в городе стало совсем страшно, перебрались к родственникам в деревню, там я и в первый класс пошла.

Помню, что из деревни было видно, как горит Нарва — такой силы были пожары. И еще когда пришли советские войска в Нарву, помню, был приказ, что от каждой семьи должен был один взрослый человек ездить разбирать завалы в Нарве. А в апреле 1945 года мы вновь вернулись в Нарву, точнее — в Ивангород, который тогда был частью Нарвы. В казарме на ул. Льнопрядильная нам дали комнату. Вот там 9 мая мы и услышали, что война закончилась. Хорошо помню, что это был очень солнечный, очень красивый день. Все друг друга поздравляли, обнимались, целовались.

Мы, дети, до позднего вечера бегали по улицам и тоже очень радовались — наконец-то больше не надо будет куда-то бежать и прятаться, наконец-то не будут плакать наши мамы и бабушки! Вечером видели, что был салют — видимо, стреляли на Петровской площади в Нарве. Стол праздничный никто не накрывал — не было тогда такой возможности. Запомнилось на всю жизнь: радости людской не было предела!

 

Светлана Зайцева

 

Несколько фактов о войне и Нарве

Население до войны (год 1939) – 22000 человек; население в конце 1944 года – 550 человек. (Из книги «Нарва вчера и сегодня», авторы Катри Райк и Андрес Тооде, Нарва 2004)

17 августа 1941 немецкие войска захватывают Нарву, оккупация длится 3 года - до июля 1944. 

В 1942-1944 годах на Нарву было совершено в общей сложности 23 воздушных атаки.

25 января 1944 в Нарву вторгаются советские войска, в это же время немецкие войска эвакуируют из города жителей. Из города было эвакуировано около 85% населения. Нарва осталась почти без жителей.

Бои за Нарву продолжались с февраля по июль 1944 года.

6 марта 1944 года - произошла бомбардировка Нарвы советскими войсками. Это была одна из самых разрушительных атак на Нарву. В результате этой бомбардировки был разрушен практически весь Старый город - 98% зданий.

Июль 1944 – отступление немецких войск. 25 июля был освобождён от фашистов Ивангород, а 26 июля была освобождена Нарва.

Всё же бои продолжались в Нарвском районе ещё до 19 сентября 1944, после чего Нарвский район тоже был освобождён.

(По материалам сайта города Нарва www.narva.ee, по материалам библиотеки Нарвского колледжа ТУ)

 

Информацию собрала Ольга Андрейчук

сотрудник НКТУ

Комментарии (0)

Добавление комментариев:

Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
ноль + два (ответ пишите цифрами)