ИсторияЧем меньше ветеранов, тем дороже память о войне

Дата публикации: 27-06-2018, 11:46 Просмотрено: 567

Ветеранские организации Нарвы 22 июня отмечали трагическую дату - начало Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. Сбор ветеранов и возложение цветов к монументу Нарвских частей, что рядом с Петровской площадью, состоялись в 10 часов утра. 

Чем меньше ветеранов, тем дороже память о войне

Нарвитяне возложили цветы к монументу в день, когда 77 лет тому назад началась самая страшная в истории человечества война. Фото: Сергей Башилов

Изначально предполагалось провести церемонию на променаде у реки в 4 часа утра — в то самое время, когда на рассвете 22 июня 1941 года началось масштабное и вероломное наступление немецких войск, перешедших границы СССР. Но в итоге всё прошло у монумента Нарвских частей. По словам председателя Союза малолетних узников фашизма Николая Алексеева, воплотить задуманное можно будет в следующем году. Пока же акция оказалась не столь многолюдной, да и не было среди ее участников ни представителей депутатского корпуса, ни гор­управы, ни Генконсульства РФ.

По словам Николая Алексеева, в Нарве в этом году впервые проводится памятная церемония, связанная с началом Великой Отечественной войны, ставшей столь кровопролитной и разрушительной. Впрочем, попытаемся немного разобраться в том, как сейчас обстоит дело с памятью о той ужасной войне на примере прошедших через немецкие концлагеря.

Ветеранов остается все меньше

Николай Андреевич Алексеев ничего не помнит о лагере и знает о нём лишь со слов сестёр и матери, которые, правда, почти ничего не рассказывали о тех событиях. 

Николай Алексеев:
- Они молчали и не хотели об этом говорить. Я же тогда был грудничком. Нашу семью сначала пригнали из Тосненского района Ленинградской области в Бухенвальд. Отца отделили от семьи сразу, а меня, маму и пять моих сестёр поместили в рабочий лагерь в немецком Бюрштадте, оттуда заключённых возили на работу. Помню только один эпизод по дороге обратно в Россию — огромная река и сошедшие с рельсов эшелоны, которые ещё не успели убрать.

В послевоенное время в СССР отношение к прошедшим через немецкие лагеря и побывавшим во вражеском тылу было скорее негативное: «Ни в октябрята, ни в пионеры меня не приняли, называли предателем».
Сам бывший узник, теперь уже 77-летний, Николай сейчас руководит работой Союза малолетних узников фашизма в Нарве. Число тех, кто прошёл немецкие лагеря, с каждым годом становится меньше — уже совсем не молодые эти люди уходят от нас навсегда.
Николай Алексеев:

-Наше общество действует с 1990 года, начиналось оно с 6-ти человек, а в 1998-м нас было уже 1500. Но время идет, и наши ряды неумолимо сокращаются — сейчас нас около 400. Да и ветеранов в Нарве сейчас осталось чуть более полусотни, и то — вместе с работниками тыла, собственно военных среди них — около сорока. Все они уже очень старые и больные люди, подводит здоровье и нашего известного ветерана-фронтовика Василия Афанасьевича Корзанова, которому уже за 90 и который остается почётным председателем Нарвского Союза ветеранов.

Чем меньше ветеранов, тем дороже память о войне

Николай Алексеев (слева) и председатель объединения «Жители блокадного Ленинграда» Рудольф Рот выступили перед пришедшими почтить память о погибших, напомнив о страшных преступлениях нацизма. Фото: Сергей Башилов.

Россия поддерживает бывших малолетних узников

РФ выплачивает бывшим узникам фашистских концлагерей небольшие деньги, которые Николай уже привычно называет по аббревиатуре — ДЕМО (Дополнительное ежемесячное материальное обеспечивание). Президентом России было подписано два указа на этот счёт — один подготовлен к 60-летию Победы в 2005 году, другой — к 70-летию — в 2014. Номера этих указов Николай Алексеев помнит наизусть - № 363 2005-го года и № 311 2014-го. Когда наш корреспондент посетил офис общества, расположенный в комнатке на первом этаже общежития по улице Энергия, 6 (ее в своё время помог получить союзу председатель горсобрания Александр Ефимов), Николай принимал посетительницу: жительница Нарва-Йыэсуу хотела оформить себе эту надбавку. Она уже пыталась эта сделать и раньше, для чего её документы были отправлены через Таллинн, но пока окончательного ответа не получено.

Николай Алексеев:

-Граждане Эстонии, а их у нас около двухсот, с 2014 года получают деньги как бывшие малолетние (несовершеннолетние) узники лагерей. Сам я оформил свою «тысячу» ещё по указу 2005 года и с тех пор получаю эти деньги. Но чуть больше 80 человек всё ещё не смогли получить доплату, поэтому мы о них хлопочем. Наша организация в этом деле может помочь, хотя российские чиновники хотят, чтобы каждый ходатайствовал о ДЕМО самостоятельно.

Как оказалось, среди тех, кому Россия платит надбавку, есть и граждане Эстонии, в том числе эстонцы по национальности. В то же самое время в нашей республике пострадавшими считают тех, кто был увезён в Сибирь, но люди, угнанные в Германию, прошедшие через Клоога, работавшие принудительно на хуторах, жертвами, объясняет Николай Алексеев, не считаются. Таким образом политика не прямо, так косвенно, огорченно отмечает наш собеседник, опять бьёт невинно-пострадавших, а историческая справедливость ещё только маячит где-то там, за горизонтом. Впрочем, во времени мы всё дальше и дальше отдаляемся от Второй мировой, и всё меньше остается переживших её. Но память тем не менее нужна нам, живым.

Сергей Башилов

Чем меньше ветеранов, тем дороже память о войне

Смотрите также фоторепортаж "В Нарве у монумента "Нарвских" почтили память погибших"

 

Комментарии (0)

Добавление комментариев:

Имя:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
пять - один (ответ пишите цифрами)
Ответ: