ЛюдиХели Адамович: «Для наших выпускников самый легкий предмет – эстонский язык»

Дата публикации: 24-02-2018, 11:37 Просмотрено: 1072

Мы продолжаем публиковать интервью с нашими земляками, которые оказались среди тех, кому сегодня в Нарве вручит награды президент Керсти Кальюлайд. Хели Адамович, директор детского сада «Пяйкене», с 2002 года работающего по методике языкового погружения, награждена орденом Белой звезды IV степени за вклад в развитие образования.

 

Хели Адамович: «Для наших выпускников самый легкий предмет – эстонский язык»

Хели Адамович на прогулке с детьми, во время которой будет раскрашен персонаж эстонской детской литературы Сипсик.

 

- Традиционный вопрос: что почувствовали, узнав о награде?

- Никак не ожидала этого. Но как только выяснила, что на этот раз президент награждает стольких «погруженцев», восприняла это, как комплимент по отношению к методике языкового погружения: для меня это показатель, что методика на государственном уровне акцептируется, как эффективная, и это, конечно, очень обрадовало.

 

На сегодня альтернативы нет

- Слышала, что в «Пяйкене» нелегко попасть: многие родители несут в садик заявления о приеме сразу же после рождения малыша.

- Да, уже сейчас у нас есть заявления от родителей детей, родившихся в январе и феврале этого года, а всего очередь в сад сейчас – около 320 человек.

 

- О выпускниках вашего садика ходят прямо-таки легенды: рассказывают, что они не только хорошо справляются с изучением языков, но и легко адаптируются к школьной жизни, очень открыты, коммуникабельны.

- Мы заметили положительное влияние методики, еще когда открывали первые группы с погружением. Методика каким-то образом влияет и на поведение ребенка: он становится более открытым, без боязни общается с новыми людьми. Может быть, отчасти на развитие коммуникабельности наших детей влияет то, что многие наши праздники мы проводим вместе - всем садом, начиная с яслей. Например, раз в месяц устраиваем День именинника: готовятся к нему все группы, все делают именинникам какой-то подарок: поют, танцуют, делают открытки.

Главный праздник года – наш выпускной. Во время выпускного выступают на сцене все наши дети, 186 человек, начиная с ясельных групп, и каждая группа и поет, и танцует. У нас сшиты для детей эстонские национальные костюмы. Смотришь, как двухлетние малыши танцуют каэраян вместе с нашими выпускниками – и снова себя чувствуешь молодой.
А за судьбами наших выпускников мы следим: в феврале получаем обратную связь из всех школ, куда они поступили учиться, ведь первые полгода в школе – самое трудное время. И действительно, учителя отмечают, что наши дети хорошо адаптируются. Когда встречаю наших выпускников и спрашиваю, какой предмет в школе самый легкий, они всегда отвечают: «Эстонский».

 

- В основном ваши выпускники поступают в Ваналиннаскую государственную школу?

- Да, но не все. Некоторые идут в классы языкового погружения в других школах, а некоторые – в обычные классы. Не все родители, которые приводят к нам детей, планируют в дальнейшем отдавать их именно в классы языкового погружения. Но родители отлично понимают, что у нас ребенок в любом случае получает языковую базу, с которой в дальнейшем ему легче будет изучать эстонский язык в школе.

Эстонский язык в школе начинается с первого класса, но, чтобы изучать иностранный язык как предмет, нужна усидчивость, хорошая память – ребенок, у которого все это есть, будет по всем предметам учиться хорошо. А как быть с теми, кому усидчивости не хватает, чтобы как следует закрепить в памяти необходимый словарный запас? Я всегда говорю, что методика погружения хороша тем, что подходит всем без исключения: и гуманитариям, и технарям.

 

- К сожалению, как журналист, не раз бравший интервью у успешных в школе учеников, могу сказать: почти каждый признавался, что родители помимо школьных занятий эстонским языком организовывали для него дополнительные индивидуальные занятия, отправляли на лето в эстонские семьи, и так далее. То есть даже для успешных в школе учеников обычного школьного курса эстонского оказывается недостаточно.

- Я давно об этом говорю: если бы в свое время государство сделало упор на раннее языковое погружение в детских садах, у нас сейчас уже выросло бы поколение, которое владело бы языком, и не надо было бы поднимать вопрос, на каком языке учиться в гимназии. Очень важно заложить основу: каков фундамент, таков и дом.

На сегодняшний день методика языкового погружения дает наилучший результат. Пока более эффективной методики для такого города, как Нарва, где эстонская речь почти не звучит, нет. Это единственная на данный момент методика, которая позволяет овладеть языком и спокойно, уверенно выражать свои мысли.

 

Родной язык – на два шага впереди

- Неужели нет никаких минусов в программе языкового погружения, ни для кого?

- Есть минус для детей, которые не достигли необходимого для своего возраста уровня развития родного языка. Тогда есть опасность, что, начиная с трех лет, когда начинается погружение, у ребенка может затормозиться развитие родного языка: потому что активно вступает в речь другой язык. Все-таки у ребенка должна быть хорошо развита родная речь.

Когда я провожу первое собрание с родителями новой группы погружения, я всегда об этом говорю: развивайте родной язык, читайте больше. У нас даже в каждой группе есть библиотечка русских книг, которые каждый родитель должен прочитать ребенку дома.

 

- То есть получается, что лучше всего погружается в другой язык тот, кто хорошо владеет своим собственным?

- Именно так. И хотя в наших силах открыть группы с полным языковым погружением, пока выбор большинства родителей – частичное языковое погружение, то есть в наших группах один учитель в свою смену занимается с детьми и говорит с ними только на эстонском языке, второй в свою смену – на русском языке. При этом материала на родном языке дается значительно больше, так и должно быть: родной язык должен идти на два шага впереди.

При полном же погружении обязанность развивать родной язык ребенка целиком ложится на родителей. Но далеко не всегда занятые на работе родители имеют возможность это делать. Конечно, я родителей понимаю: человек боится потерять свое, родное, а язык – это главнейший жизненно важный инструмент, которым человек владеет.


На государственном уровне

- Как это все начиналось?

- В том, что в нашем детском саду появились группы языкового погружения – заслуга Ирене Кяосаар, «мамы» языкового погружения в Эстонии: мы и сами не были точно уверены, как это дело пойдет, а главное – сомневались родители, и надо было внушить им, что это не повредит, а только принесет пользу. Что это обогащающая методика. Мы ездили изучать ее в Канаду и в Финляндию – смотрели, как она работает в школах, в детских садах. И я тогда еще решила, что смягчить языковую проблему в Нарве можно, только начав программу погружения в детском саду.

 

- Но, чтобы методика заработала, вам и самой пришлось немало потрудиться: как известно, теперь именно в «Пяйкене» находится методический центр, куда учителя городских детских садов приходят за учебными материалами, за консультациями по программе языкового погружения.

- Хочу подчеркнуть, что основа нашего успеха – это четкая командная работа. Один руководитель без команды ничего не может сделать, будь он хоть семи пядей во лбу. У нас и учителя, и помощники учителей, и технический персонал – все работают ради общей цели. Наш принцип можно выразить эстонской поговоркой: «Kuidas külvad, nõnda lõikad» - «Что посеешь- то и пожнешь».

Очень важно заинтересовать ребенка учебным процессом. Заинтересовать на родном языке сложно, а заинтересовать на чужом языке – это вообще нелегкое дело. Учителями созданы учебные материалы, фильмы, которые поддерживают изучение эстонского языка: вначале учитель русского языка этот материал обыгрывает, потом – учитель эстонского. Помимо занятий в группах у нас есть еще и танцевальные, музыкальные, спортивные занятия, роботика, занятия на смарт-столе и смарт-досках на эстонском и на русском языках. Занятия разрабатываются еще в августе так, чтобы их темы были связаны между собой и помогали закреплять материал.

 

- Что, на ваш взгляд, нужно делать, чтобы методика погружения в Нарве внедрялась быстрее?

- На мой взгляд, очень хорошо проблема кадров для обучения по методике языкового погружения решена в Испании. В свое время Центр языкового погружения организовал для нас поездку туда. Учителей-испанцев на два года с сохранением зарплаты направляют в учебный центр, где они изучают язык басков, изучают учебные материалы на этом языке, проводят мониторинг того, как эти материалы преподаются в школах. И спустя два года они могут преподавать свой предмет на языке басков. Это решение было эффективным для того региона.
У нас есть прекрасные учителя, и если бы для них могли организовать, скажем, при Нарвском колледже, аналогичные курсы хотя бы на год, где учитель мог бы только учиться, не думая о хлебе насущном – проблема с кадрами была бы решена. Но эту задачу нужно решать, конечно, на государственном уровне.

 

СV «НГ»: Хели Адамович

Хели Адамович: «Для наших выпускников самый легкий предмет – эстонский язык»

Хели Адамович — лауреат премии президента Эстонии за вклад в дело образования (2010).

Родилась 20 мая 1952 года на хуторе Лаадла (полуостров Сырве, остров Сааремаа). Связь с сааремааскими родственниками Хели поддерживает до сих пор и бывает на Сааремаа каждое лето, но на вопрос, где ее родина, отвечает: «Конечно, в Нарве – ведь я здесь выросла».

Когда ей исполнился год, мама переехала в Нарву и поступила работать на Кренгольм, который тогда расширял производство и работал в три смены. А Хели поступила в круглосуточный русский детский сад и пережила свое первое погружение – в русский язык.

Но учиться мама отдала ее в эстонскую школу - Ракверескую школу-интернат. И опять последовала смена языковой среды. «Я была одна среди эстонцев. Но шока не было, дети ко мне хорошо относились. Первые три месяца были трудности, а потом все пошло, как по маслу. Я очень благодарна маме, что она отдала меня в эстонскую школу – иначе, живя в Нарве, эстонским языком я бы не владела. Так что методику языкового погружения я испытала на себе, и она меня не сломала и не травмировала», - вспоминает Хели.

После шестого класса Хели перешла в Нарвскую Эстонскую гимназию, а закончив ее, поступила в Таллиннское педучилище, получила профессию воспитателя детского сада и работала в Нарвском детском саду номер один – был тогда такой небольшой, на четыре группы детский сад на Кренгольме.

Затем, продолжив обучение, получила степень магистра эстонской филологии и специальность учителя эстонского языка и культуры. Преподавала эстонский язык в 11-й школе и Нарвском языковом центре, работала преподавателем методики в эстонском лекторате Нарвского колледжа ТУ. «Работа со студентами убедила меня в том, что начинать изучение языка лучше всего с детского сада», - шутит Хели.

В 2002 году выиграла конкурс на должность директора «Пяйкене».

Директор сама написала проект, благодаря которому в 2008 году на средства европейских фондов была проведена полная реконструкция здания и территории детсада: сейчас в саду имеются бассейн, сауна, танцевальный и компьютерный класс, изостудия, музыкальный и спортивный залы.

В 2010 году получила премию президента Эстонии за вклад в дело образования.

В 2014 году – премию Детского фонда UNICEF «Синяя птица» за вклад в улучшение жизни детей.

Хели Адамович – вдова, у нее двое детей: дочь, в прошлом пятикратная чемпионка Эстонии по легкой атлетике – учитель физкультуры в «Пяйкене», сын – нарвский предприниматель. Трое внуков, причем, двое старших учатся в школе по программе языкового погружения, так как в их семьях домашний язык – русский.

 

Ирина ТОКАРЕВА

Хели Адамович: «Для наших выпускников самый легкий предмет – эстонский язык»

Комментарии (0)

Добавление комментариев:

Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
ноль + два (ответ пишите цифрами)