ЛюдиМаргарита Кялло: «Выучить язык можно только в доброжелательной атмосфере»

Дата публикации: 2-11-2018, 10:22 Просмотрено: 1289

В рамках программы «Обратно в школу» в понедельник, 29 октября, перед гимназистами 11-го и 12-го классов Нарвской Пяхклимяэской гимназии выступила член нового политического движения «Эстония 200» Маргарита Кялло. Когда-то сама закончившая эту гимназию, Маргарита пришла к школьникам, чтобы поделиться своим личным опытом интеграции в общество, который она проходила дважды.

Маргарита Кялло: «Выучить язык можно только в доброжелательной атмосфере»

Маргарита провела встречу со страшеклассниками в родной Пяхклимяэской гимназии.

Мы встретились с Маргаритой в редакции за неделю до ее выступления перед школьниками и попросили ответить на ряд вопросов.

- Маргарита, почему, на ваш взгляд, в Эстонии слово «интеграция» воспринимается не в самом положительном ключе?

- У нас в Эстонии постоянно ведутся дебаты о том, удалась интеграция или нет. Она каким-то образом, конечно, идет, но очень напряженно, скорее, в негативной, чем позитивной атмосфере. Даже само слово обрело негативную окраску. Наши СМИ, естественно, отражают ту ситуацию, которую диктуют политики, поэтому вокруг темы интеграции существует ореол негатива. Без политического вмешательства интеграция проходила бы совсем по-другому, но для существующих политических сил натравливание различных групп нашего общества друг на друга, особенно в преддверии выборов, - годами опробованная тактика, которая себя оправдывает и приносит так сильно желаемые голоса.

Думаю, что если тема интеграции вызывала бы положительные эмоции у обеих сторон, то это очень поспособствовало бы процессу интеграции. Поэтому пытаюсь донести до молодых людей, что у них есть будущее в этой стране, что изучение эстонского языка - это не угнетающая обязанность, а захватывающее приключение, пройдя которое, человек открывает для себя новые возможности, но нужно самим приложить некоторые усилия, чтобы добиться результата. 

- Поделитесь своим опытом с нами.

- Мне самой довелось интегрироваться дважды. В 1999 году выпускница Нарвской Пяхклимяэской гимназии и серебряная медалистка, я уехала на учебу в Таллинн и поступила в Таллиннский педагогический семинар, который я закончила с отличием, получив высшее образование и диплом социального работника. Во время учебы я радовалась любой возможности практиковаться в языках: как эстонском, так и английском. Например, я была единственной в группе, изъявившей желание поехать на международную конференцию в Финляндию, чтобы представлять там свое учебное заведение. Как и большинство нарвской молодежи, я стремилась уехать из Эстонии. Тогда мне казалось, что где-то там, в другой стране, я буду чувствовать себя как дома в большей степени. Молодую, симпатичную девушку судьба не заставила долго ждать, я вышла замуж за финна, и мы уехали жить к нему на родину.

Надо попасть в другую страну, чтобы понять, что хорошо там, где нас нет. Первое, с чем я столкнулась в Финляндии, была необходимость изучения местного языка. Стало понятно, что изучение государственного языка - это не уловка государства, целью которой является избавиться от нежелательных жителей страны, а естественное ожидание к каждому, кто живет в данном культурном пространстве, что дает ему самому возможность чувствовать себя комфортно и достойно. Разница состояла в том, что в Финляндии система языкового обучения держится не на страхе, а на поощрении. Приезжающему в страну предлагают бесплатные курсы углубленного изучения языка, куда надо ходить как на работу, по 6 часов в день, 5 дней в неделю. За это я получала пособие. 

Для меня было новым, что государство готово предоставить возможности для того, чтобы у желающих интегрироваться этот процесс протекал спокойно и быстро. Через 4,5 месяца я сдала экзамен на языковую категорию В2 и к этому вопросу больше не возвращалась. Я начала работать на финском языке, но главное - я поняла, что выучить новый язык можно и нужно, только обучение должно проходить в доброжелательной атмосфере. И перед государством стоит задача эту атмосферу создать. Нужна готовность и эстонской общины к тому, что люди будут интегрироваться. А с другой стороны, у тех, кто интегрируется, должны возникнуть внутреннее желание и личная мотивация это сделать. Интеграция - это дорога с двухсторонним движением.

- Это, как я поняла, был ваш первый опыт интеграции, а второй?

- Прожив несколько лет в Финляндии, помогая другим на пути интеграции (я работала в Центре иммиграции для беженцев и репатриантов), я все же осознала, что мой дом - это Эстония и вернулась на родину. До моего отъезда в Финляндию у меня хоть и была категория С1 эстонского языка (спасибо педагогу Ану Абрамсон, с которой мы занимались 3 года), но говорила я с трудом, мой язык был пассивным. Когда я вернулась в Эстонию, в моем сознании произошли некоторые изменения: исчезло чувство, что я учу язык, чтобы выполнить чьи-то требования, а появилось чувство уверенности, что это преодолимая задача, и понимание, что самое заинтересованное лицо - это я. Немножко позанимавшись с репетитором, я устроилась в эстонский коллектив на работу. Конечно, поначалу было тяжеловато, но на сегодняшний день для меня практически нет разницы, на каком языке говорить.

Маргарита Кялло: «Выучить язык можно только в доброжелательной атмосфере»

Маргарита Кялло: «Нарва - мой родной город, для которого мне хотелось бы сделать максимум полезного».

«Языковую инспекцию упразднить!»

- Со школьниками собираетесь говорить об изучении языка?

- Мне хотелось поговорить о том, зачем нужен язык, какие возможности он открывает в жизни. Также нужно говорить о существующих мифах и страхах: нет среды, лучше уехать отсюда, нарвских никто не ждет и не любит, мы все равно здесь хорошо не устроимся - это те вещи, которые дети слишком часто слышат от своих родителей, и которые, как мне кажется, нужно опровергать, чтобы они не укоренялись в сознании молодежи. Надо, чтобы каждый выбирал свой путь и находил свое место здесь, дома. Конечно, просто куда-то уехать. Но кто сказал, что нас там ждут? Там все происходит на английском, немецком или другом языке. 

Мою теорию об эффективности изучения языка в благоприятной атмосфере подтверждает то, что в Нарве ведь нет английской среды, а школьники учат английский язык с гораздо большим интересом: смотрят в интернете фильмы на английском и читают статьи. Именно потому, что нет давления извне, личная мотивация и интерес позволяют преодолевать языковой барьер с большей легкостью. Важно, чтобы это был личный выбор человека. Мне кажется, что вся проблема вокруг изучения эстонского языка заключается в том, что все видят в этом ПРОБЛЕМУ.

- Интересный поворот...

- Проблему видят русские, для которых изучение эстонского - это тяжелое бремя, проблему видят эстонцы, которым кажется, что русские ленивы, раз за столько лет не смогли выучить язык, проблему видит государство, для решения которой создается Языковая инспекция (кстати, мое личное мнение - Языковую инспекцию надо упразднить!). Когда мы все прекратим делать из этого проблему, а сделаем положительно воспринимаемую возможность обогатить себя, вот тогда это начнет работать. 

Пожилым в силу возрастных особенностей учить язык труднее, поэтому делать акцент на эту категорию все же не стоит, а надо начинать с тех, кому воспринимать новый язык легче всего. Это, разумеется, дети. Светлым детским умам вообще все равно, на каком языке учиться. Проблему с языком обучения для детей, на самом деле, создают взрослые. 

- Маргарита, я хорошо вас понимаю, но для тех родителей, кто боится, что из-за учебы на эстонском пострадает родной язык их малышей, приведите, пожалуйста, свои аргументы.

- Моя дочь родилась в Финляндии, папа у нее финн, и вся среда вокруг была финноязычная. Ребенок с самого детства знал, что есть язык папы, а есть язык мамы. Принцип «один человек - один язык» я начала применять чисто интуитивно. Сама я с дочерью всегда говорила только на русском. В Эстонию мы приехали, когда девочке было чуть больше года. И она пошла в эстонский детсад. Так к двум языкам добавился третий. И я никогда не делала из этого какой-то трагедии. Нам не удалось избежать периода адаптации к детскому саду, и дочка начала часто болеть. Я отправила ее к бабушке в Нарву, где она какое- то время была в русскоязычной среде. По возвращении в Таллинн - снова эстонский детский сад, который она посещала до 5 лет.

Следующие 4 года мы провели в Нарве, так как я работала над проектом строительства завода по переработке сланца в Аувере. Дочь посещала детский сад Päikene, работающий по методике языкового погружения. В школу я ее отправила в Языковой лицей в класс погружения, где русские дети учатся на эстонском языке. А с третьего класса, когда мы вернулись в Таллинн, она пошла в эстонскую школу. На сегодняшний день у меня 14-летний трехъязычный ребенок, у которого нет проблем ни с одним языком. 

На самом деле способность ребенка адаптироваться ко всем условиям феноменальная. И нам не стоит недооценивать наших детей. Все преграды, которые мы строим, в принципе, наши личные предрассудки и страхи. Я не говорю, что они абсолютно беспочвенны. Взрослым обучение языку дается намного сложнее, но если мы будем детям все время внушать, что изучение языка - это тяжело, мучительно, то желание учить язык будет слабым. 

«Свободно владею четырьмя языками»

- Как реализовать идею единой школы в Ида-Вирумаа, где просто нет столько эстонцев, чтобы составлять классы из детей, принадлежащих разным общинам?

- В Нарве ничего другого не остается кроме раннего языкового погружения. Я делаю упор именно на раннее погружение, начиная с детского сада. Надо создать к этой теме благоприятное отношение у родителей и педагогов. По большому счету, никто никому ничего не должен. Но если мы хотим ощущать себя полноправными членами общества, то владение языком такую возможность нам предоставит. Изучение языка - крайне тонкая психологическая тема, которая требует благоприятной атмосферы и личной мотивации.

- Один из доводов не учить эстонский язык состоит в том, что на нем говорит меньше, чем полтора миллиона человек. Многие предпочитают учить английский.

- В связи со своей профессиональной деятельностью мой муж работал в 30 разных странах мира. На сегодняшний день недостаточно быть специалистом в своей области, в условиях глобализации знание языков становится неотъемлемой частью профессиональной деятельности. Если ты знаешь английский, русский, немецкий или испанский - то это хорошо, а вот если ты к тому же знаешь еще эстонский или финский, или еще какой-нибудь «экзотический» язык, вот тогда ты становишься, как говорят, “вишенкой на торте”. Каждый язык обогащает, и не важно, сколько людей на планете говорит на этом языке. Чем больше языков вы знаете, тем больше понимаете, что есть некая логика и связь между всеми языками. Я, к примеру, говорю на четырех языках. Кроме того, я еще изучала французский, немецкий. Мама у меня украинка, и я понимаю украинский, папа у меня венгр...

- Вот поэтому вы такой гражданин мира, который и говорит, что ребенку все равно, на каком языке учиться...

- Может, вы и правы. Но это лишь еще раз доказывает, что для изучения языка важно отношение самого человека к этому вопросу, его мотивация и положительная атмосфера, которая поможет преодолеть первые трудности и придаст уверенности, что нет ничего невозможного.

Наталья Соболева

Фото: Наталья Соболева

Маргарита Кялло: «Выучить язык можно только в доброжелательной атмосфере»

 

Комментарии (1)

avatar
Vladimir
6 ноября 2018 21:07
Надо ее послушать политикам и пусть услышат все - ведь дело говорит.

Добавление комментариев:

Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
пять - ноль (ответ пишите цифрами)