ЖизньПочему Урмас Рейнсалу вдруг «невзлюбил» судебных исполнителей

Дата публикации: 16-07-2018, 10:43 Просмотрено: 411

Министр юстиции Урмас Рейнсалу обратился к правительству с предложением изменить исполнительную систему таким образом, чтобы исполнением государственных требований (например: штрафов, денежных наказаний в уголовных делах и т.д.)  занимался Налогово-Таможенный департамент. Как объясняет сам министр, причиной данной инициативы является неэффективность работы судебных исполнителей и дороговизна исполнения для должников.

Почему Урмас Рейнсалу вдруг «невзлюбил» судебных исполнителей

С каждым годом процент поступающих к судебным исполнителям дел сокращается. Иллюстративное фото

Как подсчитал министр, для проведения реформы потребуется 4,3 миллиона евро.

Сейчас государство не тратит на исполнительное производство ни единого цента

После проведенной в 2001 году реформы исполнительной системы государство не платит судебным исполнителям деньги, а напротив, само получает большой доход в виде налогов от судебных исполнителей.

Сейчас зарплату исполнителю платит должник, а после реформы Рейнсалу исполнение государственных требований будет финансировать налогоплательщик.

Помимо этого, сейчас судебный исполнитель отвечает всем своим имуществом в случае совершения ошибки в своей работе. По идее министра, спорами в исполнительных делах будут заниматься самостоятельно органы, вынесшие решение (например, полиция). Таким образом, помимо создания новых должностей в Налоговом департаменте потребуется привлечение новых квалифицированных работников (и оплата их услуг) или обучение имеющихся работников в каждом госучреждении, что опять потребует дополнительных средств из бюджета. При этом ни один чиновник не отвечает своим имуществом в случае ошибки, как это делает судебный исполнитель. То есть компенсация ущерба должнику будет происходить также за счет средств налогоплательщиков.

Дальше - больше: при подсчетах средств министр не учел, что сейчас судебные исполнители отдают из своего дохода 60% государству в виде налогов, что в среднем составляет 1,5 миллиона евро в год.  

Таким образом, получается, что, помимо того, что сама реформа потребует колоссальных бюджетных средств, содержание новой исполнительной системы ляжет на плечи каждого налогоплательщика, так еще и в казну будет поступать меньше денег.

А так ли дешевле станет для должника?

Министр обещает, что исполнение для должника станет в 4 раза дешевле. При этом предполагается, что Налоговый департамент будет арестовывать счета должника (как это делается сейчас при исполнении налоговых требований самим Налоговым департаментом), и в этом случае к штрафу добавится процент - плата за взыскание (пока не уточняется, какой), а в случае отсутствия денежных средств у должника, дело будет передано все же судебному исполнителю. И тут не уточняется (но по логике всем понятно), что тогда к требованию добавится и плата судебного исполнителя. Так в чем же дешевизна?

Еще одним «лукавством» министра является то, что в своих подсчетах он не упоминает, что после изменения Закона о судебных исполнителях в 2017 и 2018 годах плата судебного исполнителя в случае, если денежное требование исполнилось путем ареста счета в течение 3 рабочих дней (т.е. деньги были на счету, и после ареста произошло их удержание, чем и хочет заниматься Налоговый департамент), составляет 22 евро вне зависимости от размера требования. Процент Налогового департамента такой вариации иметь не будет.

И здесь мы не должны забывать, что никто не вынуждает человека вступать в исполнительное производство и нести расходы по исполнению, если требование исполняется добровольно. А в случае уклонения от выплаты своих обязательств само лицо должно понести расходы за взыскание с него долга. А уж точно не каждый добросовестный житель государства.

Неэффективная система? Так ли?

На данный момент исполняется 40-60% требований, поступающих к судебным исполнителям, что в контексте Евросоюза очень хороший результат. (Оговорюсь, что предлагаемая министром исполнительная система действует в странах Средней Азии).

Доказательством высокой эффективности работы судебных исполнителей является и то, что с каждым годом процент поступающих к судебным исполнителям дел сокращается (с 2011 года до 2016 года на 20,2% от общего числа требований, и на 25,7% среди гостребований). Это говорит о том, что должник, понимая «суровость» исполнительной системы, стремится оплатить свой долг добровольно.

Должна ли исполнительная система быть суровой? Должна! В государство со слабой исполнительной системой ни один иностранный инвестор не захочет вкладывать свои деньги, а банк выдавать кредиты, понимая, что государство не может гарантировать возврат денег. Для жителей страны это приведет, например, к удорожанию кредитов (повышению процентной ставки из-за роста риска). Что же касается государства, то, учитывая, что три страны Балтии имеют равную степень привлекательности для иностранных инвесторов, выбор будет сделан явно не в пользу Эстонии.
При озвучивании министром аргумента по неэффективности акцент был сделан на истечение срока исполнения по гостребованиям. Срок истекает, когда нет возможности взыскать, поскольку у должника нет дохода. И тут министр опять лукавит. Каким образом изменится показатель эффективности, если требование к безденежному должнику перейдет от судебного исполнителя к налоговому департаменту? Не важно, у кого на исполнении требование; денег нет, а следовательно - и эффективность нулевая. А вот деньги на реформу и содержание  исполнительного отдела будут тратить все налогоплательщики.

Исполнение частно-правовых требований уйдет на второй план

Если сейчас требования погашаются в порядке их поступления, то в будущем Налогово-Таможенный департамент, имея определенные преимущества, будет в первую очередь закрывать государственные требования. А как же алименты?

Судебные исполнители уже обращались в Министерство юстиции с вопросом, почему при аресте возврата подоходного налога государство закрывает из данных возвратов свои требования по уголовным делам (не налоговые требования), не считаясь с тем, что в отношении данного должника есть ещё и алиментное требование. Хотя это напрямую противоречит Кодексу об исполнительном производстве, который гласит, что алиментное требование исполняется в первую очередь, вне зависимости от времени его возникновения! Таким образом, прописанное в законе нарушается самой же государственной системой. Что еще более усугубится в результате реформы, предлагаемой господином Рейнсалу.

А кому тогда нужна реформа?

Министру юстиции Урмасу Рейнсалу. Ни для кого не секрет, что весной 2019 года пройдут выборы в Рийгикогу. И тема исполнительного производства, судебных исполнителей, должников и т.д. как никакая другая близка очень многим и всегда является «острой» темой для обсуждения.
И весь этот «лукавый» разговор есть ни что иное, как холодный  расчет на увеличение количества голосов на выборах.
В результате может выиграть один, а остальные проиграть, так как начнут из своего кармана платить, не имея возможности получить свое же назад.

 

Татьяна Афанасьева,
судебный исполнитель, Нарва
Почему Урмас Рейнсалу вдруг «невзлюбил» судебных исполнителей

Комментарии (0)

Добавление комментариев:

Имя:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
шесть - четыре (ответ пишите цифрами)
Ответ: