Важно знатьЗачем обманывать инвалидов? или История одного увольнения

Дата публикации: 2-11-2018, 14:36 Просмотрено: 651

Любовь Додонова, поверившая в реформу трудоспособности, призванную вывести инвалидов на рынок труда Эстонии, сильно разочаровалась не только в этой самой реформе, но и в людях, непосредственным образом причастных к осуществлению благородных, казалось бы, преобразований.

Зачем обманывать инвалидов? или История одного увольнения

Посильной работы на швейном производстве, где Любовь Додонова трудилась без малого два года, для нее, к сожалению, не нашлось. Фото: Наталья Соболева

Далее даем слово самой женщине, пострадавшей, по ее словам, непосредственно от действий работодателя в ее отношении и опосредованно — от сотрудничества с Кассой по безработице, не поинтересовавшейся тем, выполняет ли работодатель свои обязательства по отношению к принятому на работу инвалиду.

Выбирала профессию, чтобы работать сидя

Любовь Додонова:

- Все мои беды начались с аварии, в которую я попала в свои 12 лет. В юности начавшиеся сбои в здоровье на моем внешнем виде никак не отражались, поэтому в школе, где я училась, об этой трагедии не знали. Серьезные проблемы со здоровьем начались уже после 2000-х. После удаления некоторых органов началось гормональное нарушение. Оно привело к другим болезням, в том числе усилились приступы мигрени, которые у меня проходили со страшной болью и рвотой, что привело к грыже клапана пищевода. К счастью сейчас изобретены хорошие лекарства, которыми я спасаюсь от этой напасти. Кроме того, болели поврежденные в аварии колени и бедра. Пока была молодая, как-то разрабатывала все это на занятиях аэробикой.

Но после двух внутриполостных операций такие нагрузки мне были уже противопоказаны. А можно было делать только упражнения лечебной физкультуры.

Работать теперь я могу только в положении сидя. К слову, зная свои проблемы, я еще после школы выбрала себе такую профессию, которая позволяла бы работать сидя. Я получила образование по специальности оператор сберкассы. Вернувшись после учёбы в Нарву, работала на Кренгольме: сначала в АСУПе оператором счётных машин, затем - в управлении бухгалтером центральных складов, пока не попала под сокращение в связи с закрытием предприятия. Из-за проблем со здоровьем 8 лет официально нигде не работала.

Работать нравилось, но...

Когда нагрянула реформа трудоспособности под лозунгом «Выведем инвалидов на рынок труда!», сотрудница Кассы по безработице порекомендовала мне посетить мессу в Нарвском Доме детского творчества, где нам нарисовали радужную картину. Мол, работодатель будет смотреть, какая у нас инвалидность, и предлагать нам ту работу, которая соответствует нашему состоянию и возможностям. Скептично настроенные люди уже тогда возмущались: «Что вы нам сказки рассказываете?..», а я, наивная, поверила. 

Где я только ни пробовалась! Где только ни проходила практику: как по направлению от биржи труда, так и по собственной инциативе! Например, после практики от биржи четыре года отработала в частном магазине Second Hand. Там вновь начались проблемы со здоровьем из-за постоянного стояния на ногах. Компьютерная томография позвоночника, назначенная невропатологом, к которому я обратилась, показала, что у меня повреждены три диска.

Также пришлось сделать две операции на коленном суставе. Из магазина мне пришлось уйти, хоть работа нравилась. 

В моём деле находилась справка от семейного врача с запретом выполнять работу стоя, в холодном помещении и физически тяжёлую работу. На бирже подходящей работы для меня не было. И я сама искала себе рабочее место. Я даже ходила на моторный завод, где опять-таки требовалось работать стоя. Убирала подъезды, из-за чего у меня обострилась еще и астма. Пришлось оставить и это. И тогда я написала заявление на инвалидность, которую мне присвоили сразу же. Я думала, что наличие инвалидности спасет меня от постоянного направления на тяжелые работы. Но не тут-то было...

«Надо мной просто издевались...»

Когда мне предложили устроиться на швейную фабрику JUNEST OÜ, я с радостью согласилась, потому что работать на самом деле очень хочу, только боюсь из-за проблем со своим здоровьем подвести работодателя.

Прошла практику, и в сентябре 2016 года подписала бессрочный договор, мне назначили оклад по специальности «упаковщица». Когда я подписала документы и осталась на этой упаковке, ко мне началось какое-то странное отношение. Неприятие чувствовалось даже в интонации. Меня гоняли по всем этажам, ставили на самую тяжёлую работу, которую не хотели делать постоянные работники. Меня доводили до слез. Я объясняла руководству, что могу делать все, что угодно, но только не стоя на ногах. Но меня словно не слышали.

На первом этаже фабрики установлен горячий пресс, через который прогоняются детали, чтобы приклеивать к ним флизелин. Полтора месяца я простояла около него. У меня сильно болела спина. Моя напарница, кладовщица, видела, как мне тяжело давалась эта работа, как приходилось спасать свой позвоночник, ложась ненадолго прямо на стол. Я обращалась к бригадиру, говорила, что мне тяжело, умоляла не ставить меня на эту операцию. Местная работница отказалась от этой работы, так как она сопряжена с неприятным запахом и из-за сильного нагрева синтетических материалов щиплет глаза. Но я хотела работать и терпела все это. Думала, перетерплю, этот заказ уйдет, а дальше, возможно, будет легче.

Но когда заказанную партию пошили, пришлось все это гладить. На утюг поставили 60-летнюю меня. А гладят на фабрике паром. Стоишь и в руке на весу держишь 3-килограммовый утюг, которым работаешь целый день. Этот утюг меня совсем добил! Из-за него у меня раздувались колени, из которых мне откачивали жидкость и вводили противовоспалительные препараты. Через полгода из-за проблем с ногой пришлось сделать три операции, четвёртой была ампутация пальца на ноге. Каждый раз моё отсутствие на работе длилось порядка месяца. Но всегда, когда я возвращалась после болезни, меня опять ставили на утюг. 31 июля этого года от моих услуг вовсе отказались, уволив меня по состоянию здоровья.

Считаю, что надо мной просто издевались. Не назначили, хоть я и просила, опорное лицо, которое защищало бы мои интересы. Каждый раз, когда я заговаривала об этом, мне советовали брать больничный. Но я-то пришла, чтобы работать! Они, оказывается, тянули год, чтобы получать на меня субсидирование. А когда этот год прошел, специально начали вести себя так, чтобы я ушла сама.

«Меня уволили по состоянию здоровья»

Считаю, что, задумывая подобную реформу трудоспособности, ее организаторы должны были обеспечить взаимодействие Кассы по безработице и работодателей, связь Кассы и работника. Но на самом деле Касса, отправив человека с инвалидностью на предприятие, не отслеживает его судьбу.

Почему бы не позвонить подопечному, не спросить, как у него идут дела, всем ли он доволен. Ведь, на мой взгляд, они должны как-то опекать определяемых на работу людей, тем более с проблемами здоровья, которых сами же и пристроили. 

На деле получается, что работодатель не только не обеспечивает соответствие работы возможностям человека, но, наоборот, ставит перед ним непосильные задачи. В моем случае так вообще советовали бригадиру меня побольше нагружать. Правда, я и сама старалась всегда и во всем помочь:

где надо — распороть, где можно — пошить, потому что у швей бывают малооцениваемые операции, которые невыгодны им, и я старалась проделать их сама. Но когда субсидия за мое рабочее место закончилась и держать меня стало невыгодно, меня упорно ставили на утюг, чтобы я ушла сама. Когда я возвращалась с очередного больничного, работницы из бригад признавались, что им меня не хватало. 

Такое обращение было по отношению не только ко мне. За последнее время через фабрику прошло много временных работников, и всем им досталось.

Им предлагали написать заявление, что не справляются с работой по состоянию здоровья. Мне тоже такое предлагали, но я отказалась писать заявление по собственному желанию. Так как считала, что справлялась с работой, которую могла делать сидя. Был скандал. 

Сначала мне написали предупреждение, потом вышел приказ, которым меня уволили по состоянию здоровья. Более того, в регистр Кассы по безработице ошибочно занесли статью, по которой мне не положена компенсация по потере работы. Ошибку обнаружила бухгалтер, когда вышла из отпуска. И только в октябре этот вопрос решился.

Вот так на деле действует наша восхваляемая реформа трудоспособности. Я снова встала на учет в Кассе по безработице. Не знаю, найду ли такую работу, которая все-таки позволит мне заработать стаж, необходимый для получения пенсии, и не позволит мне умереть с голоду на старости лет. 

Рассказ записала Наталья Соболева

Зачем обманывать инвалидов? или История одного увольнения

Читайте в этом выпуске

Руководство фирмы: «Не имеем возможности заниматься благотворительностью»

Касса по безработице: «Если работодатель не соблюдает договор, можно обратиться в Трудовую инспекцию»

Трудовая инспекция: «Рабочее место следует приспособить в соответствии с физическими и психическими способностями работника»

Полезные ссылки, телефоны и адреса

О проекте "Важно знать" читайте ЗДЕСЬ.

 

Комментарии (0)

Добавление комментариев:

Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
два + восемь (ответ пишите цифрами)